Нам здесь жить скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Фэнтези .: Валентинов, Андрей .: Нам здесь жить


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Валентинов. Нам здесь жить.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Валентинов. Нам здесь жить.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
визжит собака, когда ее позвоночник хрустит под
колесом. Мне хочется заткнуть уши, но я не делаю этого.
Я стою и смотрю.
Смотрю, как корчится перед нами на снегу, исходя визгом, тот кошмар, что
миг назад терзал могучего Минотавра, а сам Миня, силясь подняться, на
четвереньках ползет к нам.
Валько еще трижды пыряет фигурку электродом, а потом с неожиданной прытью
бросается вперед, подхватывает Миню и оттаскивает к нам.
- Нож! - рявкает матюгальник мне в лицо.
- Что? - тупо переспрашиваю я, не в силах отвести взгляда от корчащегося,
как мне кажется, в агонии существа.
- Нож давай! Швыдко! Бо вин щас оклемается! До меня наконец доходит.
Нащупываю в кармане выданный мне матюгальником нож и протягиваю его хозяину.
Секунда, и Валько выщелкивает главное лезвие. Он что, хочет с ножом... на
это?! Следующая секунда - и Валько, приседая бежит вокруг нас с Миней,
очерчивая внизу уродливую окружность. Ножом. По снегу.
На миг запнувшись лишь о край притрушенного зимней пудрой люка
канализации, ребристый узор на чугунной крышке которого складывается в
рабочие руны горводслужб.
Встав рядом, матюгальник крест-накрест режет воздух у нас над головами и,
явно малость успокоясь, бормочет что-то вроде:
- В доме заховалысь, в зализо заковалысь... Дальше я не разобрал.
- За круг ни ногой! - сообщает мне Валько уже обычным тоном и склоняется
над тяжело дышащим Миней, словно разом потеряв всякий интерес к
дебилу-ребенку.
А тем временем оживший кошмар уже не корчится, не визжит - он медленно, с
трудом встает на ноги.
- Нету... - бормочет дебил, озираясь. - Бяки... я иду искать... искать
иду... Больна-больна... больна... Никого. Никого нет. Только истоптанный,
взрытый снег в бурых пятнах.
- Гарно вин Миню... - бормочет матюгальник, подымаясь. - Шо, Минька,
щемит?.. Не плачь, казак, атаманом бу - дешь...
Валько оборачивается ко мне.
- Ф-фух, пронесло! Добра мулетка. Шо ж ты сам-то? Ну ладно, бывает, тут
всякий злякаеться! А ты, бачу, не промах! И мулеткой запасся, и пырануть
його встыг, усэ як слид - Вальку вже кончать залышылось! Жаль, шо
Мисяця-з-Туману так просто не вбьешь...
- Кого? - Ноги наконец отказываются меня держать, и я сажусь прямо в
снег.
- Мисяця-з-Туману, - охотно повторяет Валько.

ВЗГЛЯД ИСПОДТИШКА...

Темная, дубленая кожа предплечий густо перевита жилами, словно он минутой
раньше гири таскал. Желваки играют на скулах, узкие губы обидчиво поджаты,
превращая рот в застарелый шрам, а зубы крупные, желтые, в полном
боекомплекте, несмотря на годы - на таких зубах, должно быть, вкусно хрустят
под закусь малосольные огурчики с собственного огорода. Говорит он чаще
тихо, вполголоса, но все равно кажется, что шумит - так двигаются
по-настоящему сильные люди, боясь дать своей силе волю. Иерихонская труба
его глотки до поры засурдинена, похрапывает, присвистывает... отдыхает.
И еще: он часто дергает себя за мочку левого уха, особенно когда начинает
что-нибудь доказывать - и ухо это красное, словно у мальчишки-шалопая,
пойманного бабкой на месте преступления.
Вот он какой, Валько-матюгальник, гроза "бомжей-счезней"...

Что было дальше, я помнил плохо. Как мы вдвоем чуть ли не на себе волокли
обеспамятевшего Миню обратно к подвалу; как Валько убежал за знахарем, а я
остался в подвале и, положив рогатую голову себе на колени, тихо рассказывал
Минотавру какие-то тут же придуманные истории о тяжело раненных, которые тем
не менее выжили и выздоровели - а значит, и с ним, Миней, тоже все будет
хорошо: ведь я здесь, с ним, и Валько уже за доктором побежал, и вот сейчас
они придут, и доктор Миню сразу вылечит... А потом Валько таки притащил
своего знахаря, и мы бросились кипятить воду, а дальше знахарь нас прогнал в
угол и начал колдовать сам. Через час он поднялся, в последний раз
удовлетворенно окинул взглядом забывшегося сном Миню и произнес
сакраментальное:
- Будет жить.
Подумал немного и добавил:
- Но с недельку проваляется. Завтра еще зайду.
И ушел.
Минут через двадцать в подвал ворвался ураган по имени Фол, выволок нас с
Вальком на улицу и устроил обоим такой разнос, что даже матюгальник стоял,
втянув голову в плечи, и молча слушал. Наоравшись всласть, Фол слегка
успокоился, сказал, что за Миней присмотрят, еще раз обругал Валька - и под
конвоем доставил меня домой: во избежание! Потому как на этого придурка
Алика неприятности из рога изобилия валятся, а раз так, то лучше оному
придурку сидеть дома и носа никуда не высовывать, иначе он, Фол,
собственноручно на этот нос наедет передним колесом. А потом задним. Ну все,
я поехал. Отсыпайся.

***

И вот я снова один в темной квартире, и меня всего трусит от пережитого -
а еще дико болит голова. Как с похмелья... Конец дневника. Конец дня.

1

Четверг, девятнадцатое февраля
Сквозь волнистые туманы пробивается луна * Вернулся, с-собака?! * Мне
хорошо, я сирота * Слушай теперь, и о том, что скажу, не забудь * Сторож
брату своему

- Имеет ли смысл спрашивать: вы Залесский Олег Авраамович? - смеется
воздушный шарик, собирая морщинки-трещинки в уголках нарисованных глаз.
Дрожь по телу.
И стыдная, теплая струйка в левой штанине. Ниже, ниже, ни...
- Имеет ли смысл спрашивать: если ножики все-таки вынимают из кармана,
значит, это кому-нибудь нужно? И учтите, пан Залесский: если вы не
спрятались, я не виноват! Не виноватый я!
Шарик надувается сильнее, еще сильнее, страшно выпячиваются одутловатые
щеки, рыжие усы щеточкой вспучиваются сумасшедшим веником... Взрыв. Летят во
все стороны полковничьи звезды, складываясь уставным Зодиаком, черный провал
раскрывается пастью Месяца-из-Тумана, беззубой смертью, где что-то тяжко
ворочается, прорываясь из мглы...
Крик.

***

Меня подкинуло на кровати. Ознобные мурашки шустро бегали по всему телу,
щекочась лапками, и кошмар неохотно размыкал влажные объятия. Ф-фу... так и
рехнуться недолго.
"Недолго, парень", - подтвердил кошмар, забиваясь в угол и подмигивая
оттуда.
Я, кряхтя, встал и прошелся по комнате. Коленками похрустел, мотнул
забубенной головушкой. Больно, однако, мотать-то: ноет и ноет, точно гнилой
зуб. Мебель громоздилась стенами ущелья, грозя обрушиться лавиной, все
предметы казались незнакомцами, от которых можно ждать чего угодно, хотелось
тыкать пальцем наугад и вопрошать:
- Ты кто такой? А ты?!
"А ты сам кто такой?" - безмолвно интересовались незнакомцы.
Понятия не имею...
Поставить, что ли, свечку священномученику Киприану, бывшему до крещения
славным чародеем, молясь о "прогнании лукавых духов от людей и животных".. А
ведь на память помню, как оно в справочнике: "От художества волшебного
обратився, богомудре, показался ecu миру врач, мудрейший, исцеления даруя
чествующим тя..." Ну тогда уже заодно и от головной боли ставить... Иоанну
Предтече? Нет, этому надо с пением тропаря и евангельским чтением
усекновению главы его!.. Лучше Пантелеймону-целителю, там проще будет.
Вместо этого я, шлепая босыми ногами, выбрался в коридор. Без цели, без
смысла. У входных дверей тихонечко скулил Сват-Кобелище. Царапал филенку,
хвостом вилял, бродяга. На волю просился. Хорошо хоть, его выгуливать не
надо - сам уйдет, сам придет, сам яичницу поджарит... сам съест. Иди гуляй,
иди, хорошая собака!.. Выпустив пса, я двинулся на кухню - водички попить.
Попил.
Утерся.
И встал у окна.
Снаружи было не то чтоб темно, а так - мутно. Смутно, как в перспективе
моего будущего, которое еще недавно было относительно светлым. Изредка в
сизой круговерти небес мелькал щербатый пятак луны, и тогда сполохи гурьбой
бродили по снегу. Вон серая тень заметалась меж гаражами, на миг
остановилась у штабеля кирпичей и сгинула, как не бывало. Сват-Кобелище
гуляет. Территорию метит. Сходить, пособить?.. Или ладно, мы и здесь
отметимся.
Резиновая помпа, затыкавшая отверстие сливного бачка, опять слетела с
кронштейна, и пришлось, ругаясь, в сотый раз прикручивать ее проволокой. Не
сантехника ж звать из-за такой ерунды. И уж тем более - не утопца хлебушком
приманивать...
Сами с усами.
Во дворе послышался шум машины. Странный шум, сдавленный, хрипотцой
отдает, будто машина и не хотела вовсе шуметь, а просто кралась себе,
привстав на цыпочки. Дурацкое сравнение. Дурацкая машина. Дурацкий я. Я
вернулся в кухню и снова встал у окна. Действительно, по открытому
пространству двора кругами ездила машина. Свяченый джип парня в дубленке?
Нет, очертания другие. Вот фары погасли, умолк двигатель - и луч галогенного
фонарика полоснул наискось по гаражам. Охота на Сват-Кг оелища? Луч упал на
снег, по-пластунски двинулся вдоль мокрой полосы грязи - здесь, видимо,
проходила подземная теплоцентраль, потому что снег всегда таял мгновенно -
затем свет благополучно умер, и во мгле шелохнулась удивительная машина.
Пересекла грязевую полосу... опять остановилась. Развернулась. Я отшатнулся:
мне почудилось, что в зрачки вонзились две огненные иглы. Почти сразу люди в
машине увели фонарик ниже - балкон, стена, вдоль стены... вход в подвалы...
Машина заурчала, точь-в-точь как Миня, когда ему дашь рафинадику, и
навозным жуком уползла в подворотню. Рокот удаляется. Тишина.
Пожав плечами, я все-таки добрался до распечатанной колоды иконок и
выудил наружу священномученика Киприана вкупе с Пантелеймоном-целителем. На
всякий случай. Хуже не будет. Ишь, Ерпалыч, друг ситный - а образки-то
дорогие, на меловке, и полиграфия знатная, полноцветка! Такие лишь в
соборных киосках продаются. Щеголь ты, старичина... где тут у тебя, верней,
уже у меня, спички? Ага, вот... Запалив свечки, я сунул их в специальные
подставки перед зажимами для образков и собрался было "баю-бай". Луна
плеснула в просвет горсть серебра, двор за окном вспыхнул умирающим
фейерверком; и вновь серый силуэт замаячил близ теплоцентрали. Собака? Я
пригляделся. Человек. Вроде бы человек. Силуэт наклонился, длинные руки
зашарили в грязи - аккуратно, осторожно, словно опытный археолог откопал
наконец заветный черепок и теперь намеревался выколупать его из плена веков,
не повредив и краешка.
Если б кто знал, как мне все это надоело!
Что именно, Алик?
Все.
Иду спать.

2

...это "ж-мс-ж" неспроста! - сказал Винни-Пух.
Я потянулся, хрустя всем своим бедным скелетом. И снова услышал:
жужжание. Тихое, вкрадчивое. Это "ж-ж-ж"...
Проклятье!
Дверь!
Дома у меня замок английский, хлопнешь дверью - он и закроется. А здесь
еще и ручку вертеть надо - вот и забываю вечно запереть. Так и спал
нараспашку. Заходите, люди-нелюди добрые...
Прокравшись к стенной нише, я сунулся внутрь, стараясь не скрипнуть
лишний раз, и вскоре стал счастливым обладателем молотка.
Цельнометаллического, с гвоздодером вместо обушка и длиной в локоть. Хорошая
штука. Успокаивает нервы. Подумав, я прихватил еще и парочку "дротов", сунув
их сзади за резинку пижамных штанов.
Теперь можно и в коридор.
Еще с полминуты я тупо стоял в коридоре, уставясь на входную дверь.
Запертую.
На два оборота.
Ж-ж-ж... это из ванной комнаты.
Я подкрался поближе. Ладони мигом вспотели, молоток скользким угрем
заворочался в руках, норовя вывернуться... Свет. Свет из ванной. Там кто-то
есть! Живой и жужжит. Ну, сейчас он у меня дожужжится!..
Вперед!
Всю свою злость, все раздражение беспокойной ночи, всю память о встрече с
Месяцем-из-Тумана я вложил в этот пинок. Дверь распахнулась с болезненным
хрустом, гулко ударившись о кафель стенки, я взмахнул молотком,
поскользнулся на мокром линолеуме...
Очень болела спина. И еще - ниже спины, куда едва не воткнулся один из
спасительных "дротов". Молоток, предварительно треснув меня по коленке,
лежал рядом.
Касаясь гвоздодером стоптанного шлепанца на босой ноге, покрытой у
щиколотки синими пятнами.
Шлепанец ловко притоптывал.
- Хрен ты старый, - собственный голос показался мне чужим. - Хрен ты...
старый...
- Здравствуйте, Алик, - жизнерадостно сказал Ерпалыч, выключая
электробритву. - Рад вас видеть. Жужжание стихло.

3

Сидя напротив и по-бабьи подперев щеку ладонью, я с умилением следил, как
Ерпалыч пьет чай. Вприкуску. С печеньем. Вот он макает печеньице в ароматный
кипяток, внимательно разглядывает насквозь промокшее лакомство - и
отправляет в рот.
Загляденье.
Я и не подозревал, что так соскучился по этому психу. Жив, курилка!
Жив...
Перцовки, что ли, сходить ему купить?
- Вы даже не представляете, Алик, до чего я истосковался по нормальной
человеческой пище! И вообще... по нормальному образу жизни. Ладно, об этом
после. М-м, вкусно! Почему я раньше никогда не замечал, что печенье с чаем -
это прелесть?!
Пища богов! Вы понимаете, Алик... кстати, вы успели прочитать мое
послание? Я киваю.
- Это славно... это очень даже славно. И что скажете? Впрочем, нет, мы
гурманы, мы неторопливые знатоки, мы начнем с другого: скажите, пожалуйста,
Алик, что вы делаете в моей квартире?
Радость уменьшается вполовину. Я начинаю чувствовать себя Идочкой,
униженной и оскорбленной Идочкой. "Только что ж я теперь... куда я теперь?!
С работы выгнали, жить мне негде - а тут еще и привод влепили! Все из-за вас
и из-за дружков ваших, и зачем я только с вами связалась?.. Выкинут на
улицу, на мороз..." Выдать этому гурману, что ли, от души?
Или матюгальника вызвать?!
- Живу я здесь, Ерпалыч. Вашими, так сказать, молитвами.
- Живете? И давно?
- Недавно. Как ты, благодетель мой, пропал пропадом, да как архары меня
мордой в пол ткнули - с тех пор и живу. Хозяев
Дожидаюсь. Мне вещички сразу собирать или можно обожд
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.