Нам здесь жить скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Фэнтези .: Валентинов, Андрей .: Нам здесь жить


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Валентинов. Нам здесь жить.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Валентинов. Нам здесь жить.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

стариком плохо!..
И я "даю сюда" - поскольку тетя Лотта теперь в состоянии стоять сама. Я
врываюсь в памятную комнату, больно ударяясь коленом о журнальный столик,
блюдечко с одиноким ломтиком сала сваливается на пол и разбивается
вдребезги, я шиплю от боли и вижу опрокинутое плетеное кресло, возле
которого лежит недвижный Ерпалыч.
Мне хорошо видно его лицо. Поэтому сперва мне кажется, будто старик хитро
подмигивает нам. Лишь потом я понимаю, что злая судорога стянула левую
половину лица Ерпалыча - и лицо окаменело в этой нелепой асимметрии
клоунской маски.
Ритка отталкивает меня и падает на колени рядом со стариком, прикладывая
пальцы к тощей жилистой шее.
- Жив, - говорит Ритка. - Похоже на инсульт, но - жив. Фол у окна
перестает напряженно всматриваться в темноту и беззвучно подъезжает к
телефонному аппарату, стоящему на тумбочке в углу.
- Звони в "Скорую", - запоздало бросает ему Ритка. Фол поднимает трубку,
перетянутую синей изолентой, чертит знак соединения, долго вслушивается... и
кладет трубку обратно на рычаг.
- Не работает, - зло рычит он и грозит кулачищем в окно, словно там, в
снежном мраке, стоит и ухмыляется кто-то, виновный во всем.
- Я сейчас, я мигом, - слышим мы из коридора, - я от себя позвоню.
Выглянув наружу, я вижу прихожую тети Лотты (дверь ее квартиры распахнута
чуть ли не настежь, и безработная цепочка возмущенно раскачивается); я вижу,
как старушка семенит к телефону, снимает трубку, набирает номер... еще
раз... чертит знак с приговоркой...
И возвращается, виновато помаргивая.
- Шумит там, - оправдывается тетя Лотта. - Шумит и урчит, ровно зверюка,
а гудков нету... Может, я к соседям сбегаю? Сбегать, Алинька? Или заговором
пугнуть?! Детвора со двора до сих пор пристает: как без монетки с автомата
звонить?..
Я молчу. У меня нет никаких причин подозревать Тех в причастности к
инсульту Ерпалыча, но я молчу. Почему-то мне кажется, что в телефонных
аппаратах соседей завелся тот же зверь, что и в аппаратах Ерпалыча с тетей
Лоттой.
Заговаривай, не заговаривай...
Фол наклоняется и берет Ерпалыча на руки. Старик лежит на бугристых руках
кентавра, как ребенок, как костлявый подмигивающий ребенок в заношенном
халате, и пояс халата распустился, волочась по полу. Ритка по-прежнему стоит
на коленях и лишь поднял взгляд на Фола.
В глазах Ритки горит молчаливое недоумение.
- Поехали, - коротко бросает Фол. - В "неотложку".
И собирается выкатиться в коридор, но я заступаю ему дорогу.
- Ты что, добить старика решил? - интересуюсь я. - Он же полуголый! Кент
ты безмозглый!..
Фол с непониманием глядит на меня. Хвост его изогнут вопросительным
знаком, но спустя мгновение до Фола явно доходит смысл моих слов,
вопросительный знак становится просто хвостом, и кентавр бережно опускает
Ерпалыча на продавленный диван.
Жалобно скрипят пружины.
- Одевайте! - командует Фол.
Одевать, надо полагать, должен я.
Я оглядываюсь по сторонам, но меня выручает тетя Лотта.
Она уже выходит из соседней комнаты, неся белье, пахнущее цветочным
мылом, и костюм старомодного покроя на пластмассовых плечиках.
- А кожух-то в коридорчике, на вешалке, - спокойно говорит она и
принимается хлопотать над бесчувственным Ерпалычем, умело переворачивая его,
как если бы обряжение тел параличных стариков было первейшей и ежедневной
обязанностью тети Лотты.
- В коридоре кожушок, Алик. Тащи его сюда. И шарфик с шапкой не забудь.
У-у, старый, зря я тебе стирала, раз ты помирать собрался, обидел ты меня,
Ерпалыч... ты уж поживи еще маленько, а вернешься - я тебе обед сготовлю, из
трех блюд, а потом пойдем мою Чапу выгуливать, я ж знаю, ты любишь ее
выгуливать, и она тебя любит, псих ты старый...
Руки тети Лотты снуют легко и сноровисто, а губы уже бормочут привычное:
"Едяго естное переносное, с раба крещеного, с крови на кровь - сухотку,
ломотку, корючку, болючку... пусть слово тако скотко жрет-подавится, больной
поправится..."
Я приношу кожух и вытертый шарф с облезлой шапкой, помогаю приподнять
Ерпалыча - он кажется мне легким и пустым, словно внутри у него ничего нет,
- и тетя Лотта застегивает последнюю пуговицу, удовлетворенно причмокивая.
- Эй, хвостатый, - через плечо бросает она Фолу, - бери-ка... Да не
растряси-то, его нельзя трясти сейчас! Ишь, какой ты вымахал здоровущий, на
тебе воду возить...
И случается невозможное: Фол подкатывает к дивану и, прежде чем взять
Ерпалыча на руки, неловко целует тетю Лотту в щеку, а она треплет могучего
кентавра по лохматому затылку, как дворового мальчишку, выросшего у нее на
глазах.
- Довезешь? - спрашивает Ритка у Фола.
- Довезу.
И я понимаю - да, довезет.
До "неотложки", а если понадобится - то и дальше.
Куда надо будет, туда и довезет.

9

Храм неотложной хирургии находился на другом конце города, в трех
автобусных остановках от Горелых Полей. С северо-запада он примыкал к
лесомассиву, достаточно благоустроенному, чтобы летом там было полно
влюбленных и выпивох - ценителей природы, кучковавшихся в укромных беседках;
на восток от "неотложки" располагался колоссальный яр, за которым уже
начиналась Дальняя Срань.
Я взбежал по ступенькам, слыша за спиной тяжелое дыхание Фола и лязг
цепи, которой Ритка наскоро приковывал свой мотоцикл к врытой в землю
скамейке; распахнулись стеклянные двери, укоризненно глянул сверху
Спиридон-чудотворец, епископ Тримифунтский, осуждая суету в святом месте, -
и я оказался в просторном холле.
В пяти метрах от меня за столом восседала молоденькая дежурная:
пухленькое, в меру симпатичное существо в накрахмаленном халатике и таком же
чепчике с красным крестом вместо кокарды.
Брошюру листала: "Влияние ворожбы на эфферентную иннервацию"... небось
зимнюю сессию завалила!
- Дежурная сестра милосердия... - привычно затараторила она и осеклась,
когда следом за мной въехал курящийся паром Фол с Ерпалычем на руках.
Появление же хмурого Ритки в засыпанном снегом казенном полушубке без
погон, казенных сапогах и цивильном вязаном "петушке" ввергло сестру
милосердия в ступор.
Она даже моргать перестала.
Ритка замер у двери, словно по служивой привычке собираясь на всякий
случай блокировать выход. Фол уложил Ерпалыча на кушетку у стены и принялся
разминать уставшие руки, нервно подергивая хвостом; и я понял, что пора
разряжать ситуацию.
- Вы понимаете, девушка, - вежливо улыбаясь, я безуспешно пытался
заслонить собой кентавра, - мы до "Скорой" не дозвонились, вот и пришлось
своим, так сказать, ходом...
Нет.
Она по-прежнему не моргала.
- Больного принимай, - буркнул от дверей Ритка-сержант. - Чего
вылупилась-то?..
Вмешательство Ричарда Родионовича лишь ухудшило положение.
- Я на улице подожду, - догадливый Фол покатил к стеклянным дверям, но
они раскрылись сами. И, отодвинув Ритку, в холл вошел высокий черноусый
мужчина лет сорока пяти, одетый в дорогую дубленку, из-под которой снизу
торчали полы белого халата.
- Идочка! - зарокотал он, привычно крестясь в сторону красного угла на
другом конце фойе. - Ну почему в челюстно-лицевом вместо Пимена
Печерского-Многоболезненного опять Агапиту Печерскому кадят?! Я же вас
просил перезвонить! До каких пор...
Начальственный рык мигом вернул сестру Идочку на нашу грешную землю.
- Генрих Валентинович! - лепечет она, поглядывая то на черноусого, то на
Ритку с Фолом (я и Ерпалыч как бы не в счет). - Генрих Валентинович, тут...
ой, тут такое!..
Но великолепный Генрих Валентинович уже видит все, что должен был
увидеть.
К его чести, первым делом он направился к кушетке с Ерпалычем. Проверил
пульс, заглянул под веки, расстегнул кожух и приложил ухо к груди старика -
после чего повернулся ко мне.
Фола и Ритку он демонстративно игнорировал.
- Ваш родственник? - строго интересуется черноусый.
- Нет, - почему-то смущаюсь я. - Так... сосед.
- Ясно. Документы на него есть?
- Какие документы?! - не выдерживает Ритка. - Вы что, не видите: человек
умирает!
Генрих Валентинович не видит. Ослеп.
- Я - старший сержант патрульно-постовой службы! Вот мое удостоверение, и
в случае чего я подам на вас рапорт в областные органы! Вы слышите меня?!
Генрих Валентинович не слышит.
Оглох.
- Я - заместитель главврача, - говорит он мне. - У больного, по всей
вероятности, инсульт. Без документов я не могу узнать, какие обряды больной
совершал в последние шесть месяцев, но... Идочка, я пройду к себе, а вы
оповестите реанимацию. Хорошо? Пусть готовят отдельную палату, капельницу и
алтарь в западном крыле.
Идочка бросается к телефону, а Генрих Валентинович покидает нас. Впрочем,
не сразу - проходя мимо красного угла, он вдруг останавливается, словно
собака, услышавшая хозяйский окрик, с минуту глядит в стену и наконец
уходит, но шаг Генриха Валентиновича уже не столь уверен, как раньше.
Мы ждем.
Дежурной бригады, или кто там должен был явиться за стариком, все нет и
нет. Я спиной чувствую, как начинает закипать Ритка, сестра Идочка сидит как
на иголках - и с облегчением выдыхает воздух, когда возвращается Генрих
Валентинович.
Лицо его строго и спокойно, дубленку он снял и теперь сияет кафельной
белизной; он чист и холоден, как зима за окнами - только ноздри породистого
носа с горбинкой раздуваются чуть больше обычного, портя общую картину.
- Мы не можем госпитализировать больного, - тихо говорит Генрих
Валентинович, и голос его чрезмерно спокоен для того, чтобы быть таким на
самом деле. - Его надо в неврологию с реанимационным блоком, а там нет
свободных мест. И опять же - документы... я не имею права, основываясь
только на вашем заявлении... необходимо сообщить, уведомить, а пока...
Ритка устраивает безобразную сцену. Он кричит, угрожает, топает сапогами
и размахивает своими синими "корочками", порывается звонить непонятно куда,
но это не важно, потому что в телефонной трубке урчит знакомый нам зверь - а
я смотрю на бесстрастного Генриха Валентиновича, который предлагает везти
больного в окружную храм-лечебницу, но все машины сейчас в разъезде по
вызовам, и посему... я смотрю на бледную Идочку, на вспотевшего Ритку, на
Фола - и кентавр понимает меня без слов.
Он неторопливо подкатывает к кушетке, проехав так близко от Генриха
Валентиновича, что замглавврача умолкает и невольно отшатывается,
застегивает на Ерпалыче кожух и вновь берет старика на руки.
После чего выезжает через стеклянные двери.
Промокшая насквозь джинсовая попона лежит на спине кентавра с
достоинством государственного флага, приспущенного в знак скорби; и прямая
человеческая спина Фола красноречивей любых воплей и скандалов.
Я иду за ним. У входа я оборачиваюсь и вижу замолчавшего Ритку. Ритка
стоит и смотрит на Генриха Валентиновича, смотрит долго и страшно, и я
начинаю опасаться, что белый халат зама сейчас начнет дымиться под этим
взглядом.
- Я т-тебя, с-сука...
Ритка вдруг начинает заикаться, не договаривает и, резко повернувшись,
почти бежит за нами.

ВЗГЛЯД ИСПОДТИШКА...

Наверное, годам к пятидесяти он малость обрюзгнет, обзаведется лишним
жирком, складки на талии обвиснут за ремень, и бритый затылок в жару
придется часто промокать платком, сопя и отдуваясь. Но все это случится
потом, если случится. А сейчас он по-хорошему широк в кости, массивен без
тяжеловесности, при желании легок на ногу; и ранние залысины на висках, да
еще глубокая морщина между бровями - они тщатся, пыжатся, из кожи вон лезут,
и все никак не могут придать солидности его курносому лицу.
И еще: привычка закладывать большие пальцы рук за ремень, покачиваясь с
пятки на носок.
Вот он какой, старший сержант Ритка...

Последнее, что я вижу: сестра милосердия Идочка что-то взахлеб говорит
черноусому, а тот глядит мимо нее, и глаза Генриха Валентиновича полны болью
и страхом.
"Откройте пещеры невнятным сезамом, - бормочет кто-то у меня в голове, -
о вы, лицемеры, взгляните в глаза нам!.. взгляните, взгляните, в испуге
моргните, во тьму протяните дрожащие нити..."
Голос затихает, я вздрагиваю и выхожу за Фолом в снег и ночь.

10

На автобусном кругу, метрах в пятистах от проклятой "неотложки" и
сволочного Генриха Валентиновича, мы остановились.
Снег перестал идти. Небо блестело холодными искрами, вокруг было тихо и
пустынно. Следы наши на этой девственной белизне выглядели уродливо и
нелепо: две колеи от колес Фола и Риткиного "Судзуки", две цепочки обычных
следов, моих и Риткиных, поскольку бравый жорик шел пешком, ведя мотоцикл за
рога, и дорожка крестиков, оставленных любопытной вороной, скакавшей за нами
от самой храм-лечебницы.
Фол наклонил голову, прислушался, дышит ли старик, и обеспокоенно
нахмурился.
- Я поеду через яр, - тоном, не терпящим возражений, заявил кентавр, - а
ты, Алик, обойди по мостику... Знаешь, по какому?
Я знал - по какому. В первый раз, что ли?
- Встретимся на той стороне у бомбоубежища, - продолжил Фол, - и оттуда
ко мне. Договорились? Посидишь со стариком, а я по Срани помотаюсь. Что у
нас, своих лекарей не найдется?
- А я? - недоуменно спрашивает Ритка. Одинокий фонарь раскачивается над
ним, и тень сержанта елозит по снегу, словно пытаясь освободиться и убежать.
- Я с вами!
- Не надо тебе с нами, Ричард Родионыч, - Фол в упор глядит на Ритку, и в
голосе кентавра звучит уверенность пополам с симпатией к собеседнику., -
Никак не надо. Наши не тронут, раз ты со мной, - так ваши не простят. Кто
тогда этого Генриха достанет? Я? Или Алик? Вот оно как, сержант...
- Ночью, через яр... - бормочет Ритка, с сомнением кусая губы. - Ты, Фол,
не опасаешься, а?
- Не опасаю
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.