Дезертир скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Фэнтези .: Валентинов, Андрей .: Дезертир


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Валентинов. Дезертир.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Валентинов. Дезертир.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
колпаков решил проявить бдительность, и
дело дошло, как я и слышал, до пальбы - правда, покуда в воздух.
История меня позабавила, и я мысленно поздравил гражданина Эбера.
Хорошая вышла статья! Жаль, что все рано или поздно разъяснится. Для
разъяснения меня и пригласили - лейтенант вовремя вспомнил о бумаге со
страшными подписями.
Менее всего хотелось вмешиваться, но стало ясно - деваться некуда.
Тем более гражданин Дюкло уже успел оповестить вождя красных колпаков,
что с ротой следует "сам" национальный агент Шалье. Я вздохнул и достал
из внутреннего кармана бумагу.
Меня подвели к Главному Колпаку: краснорожему верзиле, по виду -
типичному мяснику. Вождь смерил меня крайне подозрительным взглядом,
скривился и с явным недоверием уткнулся в документ. Шли секунды, и я не
без злорадства подумал, что грамотностью Главный Колпак не отличается.
Наконец красная рожа вновь скривилась.
- Не так составлено...
Этого я не ожидал, как, впрочем, и гражданин Дюкло. Он попытался было
возмутиться, но краснорожий вождь покачал головой:
- Не так, говорю! Ежели гражданин Шалье от Комитета безопасности
послан, то первым должен гражданин Вадье расписаться, потому как он
председатель, а не гражданин Робеспьер.
Я не испугался - пугаться мне нечего. Напротив, такая бдительность
позабавила, тем более я понял - Красный Колпак прав. Документ составлен
не совсем по форме. Но в то же время тот, кем я был прежде, твердо знал
- бумага настоящая. А подпись гражданина Робеспьера оказалась первой по
какой-то важной причине.
- Вот чего, - рассудил вождь. - Я сам с гражданином национальным
агентом поговорю. Наедине.
И вновь лейтенант пытался возразить, но я тут же согласился. Мне все
равно - почему бы и не поговорить с мясником из Сент-Антуана?
Синие шинели и красные колпаки отошли на несколько шагов. Мы остались
вдвоем. Вождь оглянулся и неожиданно подмигнул:
- Так что, отряд в твоем распоряжении, гражданин Шалье. Какие
приказания будут?
Похоже, я все-таки растерялся, но вовремя вспомнил, что молчание -
золото.
- Ищут тебя, гражданин Шалье. Мне гражданин Шометт так и передал:
встретишь, мол, гражданина национального агента - в его распоряжение
переходишь. Так сам гражданин Робеспьер приказал.
- А переодетые роялисты? - не удержался я. Красная рожа расплылась в
усмешке:
- Ну то гражданину Эберу виднее! А тебе, гражданин Шалье, в Париж
возвращаться надо. Ищут тебя. Волнуются сильно.
Наконец все стало ясно. Тот, чье удостоверение оказалось у меня в
кармане, - важная персона. Настолько важная, что кое у кого не хватило
терпения дождаться его возвращения...
- Ежели надо, мы с тобой в Париж вернемся, - заключил Главный Колпак.
- А нет - дальше пойдем. Тут неподалеку целое кубло "белых" - добрые
патриоты рассказали. Мы уже одного попа взяли, как раз неподалеку...
Мяснику явно не хотелось возвращаться в Париж. Его ждала охота - и
куда более интересная, чем травля зайцев. Конечно, можно было вернуть
этих каторжников в Париж, но тогда придется возвращаться вместе...
- Можете идти дальше, - решил я. - Попа передадите лейтенанту
Дюкло...
- Ага! - Красная рожа понимающе кивнула. - Только вы его - попа этого
- прежде чем "брить", поспрошайте. Он не из простых, чего-то явно знает.
Будет упираться - двиньте пару раз...
Дальше слушать я не стал и повернулся, чтобы подозвать гражданина
Дюкло.
Окончание этой истории можно было не смотреть. Я вернулся к повозке,
решив на привале поговорить с лейтенантом о пленном священнике. В конце
концов, этот сын мебельщика - верующий...
Все оказалось даже проще, чем я думал. Как только солдаты начали
раскладывать костры - на этот раз рота заночевала прямо в поле, - Дюкло
отозвал меня в сторону.
- Не знаю, чего и делать, гражданин Шалье Священник этот...
- А что священник? - самым равнодушным тоном поинтересовался я.
- Странный он какой-то... Вы бы с ним сами поговорили.
Признаться, этого я не хотел. Не знаю почему, но разговаривать с
несчастным не тянуло. Однако отказываться было нельзя.
- Хорошо. Так, говорите, странный?..
Священник сидел у костра, обхватив руками худые колени. Он и на
священника был не очень похож. В мохнатой пастушеской куртке, деревянных
башмаках, в странной войлочной шапке. Только волосы подстрижены не
по-крестьянски. Наверно, на этом бедняга и попался, Красные колпаки -
народ внимательный.
Я подошел поближе, не решаясь начать разговор. Почему-то меня
охватила странная робость. Мне уже нечего бояться - тем более этого
несчастного. Но что-то останавливало, не давало заговорить:
Сидящий у огня поднял голову, и наши глаза встретились. Не больше
мгновения мы смотрели друг на друга - и вдруг случилось то, чего я никак
не ожидал. Священник отшатнулся, вскочил, рука поднялась вверх.
- Изыди!
- Святой отец! - растерялся я. - Мне надо с вами...
- Изыди! - Большие темные глаза блеснули. - Изыди, откуда пришел,
посланец ада!
Я облегченно вздохнул. Бояться нечего. Кем, кроме посланца ада, может
быть для неприсягнувшего священника национальный агент Шалье?
- Святой отец, - повторил я, - мы должны разобраться. Может...
Вероятно, вы арестованы незаконно...
- Я не верил... - священник медленно провел ладонью по лицу. - Прости
мне неверие мое, Господи... Ты, мертвец, притворившийся живым, ты,
посланец Сатаны, уйди! Vade retro!
Я похолодел. На миг темная фигура у костра исчезла, превратившись в
неясный колышущийся силуэт. И вдруг мне почудилось, что это я стою у
костра, на мне косматая пастушеская куртка, а передо мною в неясном
свете огня - жуткая нелепая фигура, словно сошедшая с фрески Страшного
суда. Вздутое посиневшее лицо, покрытое трупными пятнами, скрюченные
руки с искривленными отросшими ногтями, лопнувшая на груди рубашка,
покрытая почерневшей кровью. Ноздри ощутили омерзительный запах
разложения. "Господи! Уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе..."!
Ничего не соображая, я зажмурил глаза и быстро перекрестился. Когда я
вновь осмелился взглянуть, все вернулось на свои места. Костер,
испуганный человек в пастушеской куртке...
- Ты не обманешь меня крестным знамением, нелюдь! - голос священника
звучал хрипло и тихо. - Уйди прочь! Вернись к тому, кто прислал тебя...
Странно, я досадовал, что бравые ребята из роты Лепелетье никак не
могут понять, кого они нашли возле лионской дороги. Но теперь, когда
передо мною наконец был зрячий, меня объял ужас.
- Отче! - в отчаянии воскликнул я. - Я добрый католик! Я... я был
добрым католиком! Я не виноват! Я сам не знаю, что происходит!
Священник упрямо потряс головой. Я рванул рубашку, чтобы показать
крест, который, как я хорошо помнил, должен висеть на груди, -
серебряный крестик с чернью на тонкой цепочке, - но пальцы поймали
пустоту. Креста не было. И тут я сообразил, что его не было и прежде - с
того момента, как меня окликнул лейтенант Дюкло. Этот крестик
принадлежал тому, кем я был раньше...
- Святой отец! - Я с трудом перевел дыхание. - Кем бы я ни был, я
хочу вам помочь. Я хочу помочь...
Но ответа я не дождался. Священник медленно опустился на колени и
закрыл глаза. Я понял - он беседует с Тем, Кто не пустил меня на такое
близкое небо...
- Что с вами? - озадаченно поинтересовался лейтенант Дюкло. - Вы,
гражданин Шалье, извиняюсь, белый весь!
- Белый? - грустно усмехнулся я. - Не синий?
- Все мы "синие"! - рассмеялся лейтенант. - Мне этот поп так и сказал
- мертвец ты, мол, лицо у тебя синее... Или черное, уже не помню. Я
потому вас и позвал...
- Так он... И вам такое говорил?
- Ну да! - Гражданин Дюкло покачал головой. - Я представился, а он:
мертвец ты, и рота твоя - мертвецы. Уйди, мол, в ад, откуда пришел...
Внезапно я почувствовал облегчение - невиданное, невероятное.
Несчастный просто сошел с ума! Он ничего не понял! В его глазах я
обычный "синий", которых его больной разум посчитал - всех, скопом -
синерожими упырями.
- Наверно, те, из Сент-Антуана, с ним переусердствовали, - осторожно
заметил я.
- Они могут! - охотно согласился лейтенант. - Так чего с попом делать
будем? Его в Биссетр надо - там таких и держат!
- Если он действительно неприсягнувший, - напомнил я, - его отправят
не в Биссетр, а на гильотину.
- Да всем им, неприсягнувшим, туда дорога, - неуверенно начал
лейтенант. - Хотя жалко - он ведь больной, за себя не отвечает... Но я
ведь не могу его отпустить!
Да, отпустить пленного гражданин Дюкло не имел права. Расстрелять -
мог, а вот отпустить - нет. Лейтенант задумался, а потом махнул рукой:
- А, чего мы все о такой ерунде! Гражданин Шалье, бледный вы
какой-то... Выпить бы вам!
- Лекарства? - начал было я, но по усмешке гражданина Дюкло понял,
что речь идет не о лекарстве. Точнее, не о том, что мог бы прописать
ротный лекарь гражданин Леруа.
Лекарство оказалось в огромной бутыли из темно-синего стекла. Сержант
Посье, которому была доверена борьба с пробкой, возился подозрительно
долго, но наконец одержал-таки победу над непокорным сургучом. Гражданин
Дюкло нетерпеливо хмыкнул, подставил кружку и протянул мне:
- Вы первый, гражданин национальный агент! Пять ливров против одного,
что не угадаете...
- Состав лекарства? - уточнил я, покосившись на гражданина Леруа,
нетерпеливо поглядывавшего то на кружку, то на бутыль. Я решил никого не
томить и поднес кружку ко рту.
- Осторожней! - запоздало предупредил доктор. - Это не вино, это...
- Овернский грапп! - Я выдохнул воздух и несколько секунд ждал, пока
успокоится огонь, вспыхнувший у меня в желудке.
- Угадали, - разочарованно вздохнул лейтенант. - Видать, повидали вы
свет, гражданин Шалье! Эх, пропали пять ливров!
Я только хмыкнул, сообразив, что действительно знаю, что это -
овернский грапп, причем не самый лучший, поскольку настоящий грапп
никогда не дерет так горло. Значит, этот скорее всего не из южной
Оверни, а с севера, да и виноград не самого удачного урожая.
Тем временем кружка пошла по кругу, причем гражданин Леруа так и не
решился выпить полную, заявив, будто медицина давно установила, что вина
если и полезны для здоровья, то только в небольших дозах, а грапп - даже
не вино, а просто издевательство над виноградом. Он же предпочитает
помар, в крайнем случае кло-де-вужо, но исключительно из Бургундии. Тут
уж не выдержал сержант Посье, с возмущением заявивший, что помар пусть
пьют монашки в обители Святой Цецилии, а кло-де-вужо из Бургундии
годится исключительно в качестве уксуса. Кло-де-вужо можно пить лишь то,
что изготовлено на западе Шампани, а лучше и его не пить, а пить светлое
воллене из той же Шампани. Если же употреблять что-нибудь из
бургундских, то исключительно нюи, но не всякого урожая, а лучше всего
1779 и 1783 годов.
Этот выпад привел гражданина Леруа в изрядное волнение, и он решил
прибегнуть к авторитету науки, сославшись на мнение какого-то Себастьяна
Мерсье, а уж Себастьян Мерсье лучше знает, какие вина во Франции стоит
пить, а какие - нет...
Увидев, что дело дошло до Себастьяна Мерсье, лейтенант Дюкло
подмигнул мне и заявил, что этот Мерсье - явный аристократ, а патриоты
должны пить исключительно грапп, после чего предложил выпить по второй
причем по полной.
Вторая кружка граппа разом сняла все вопросы. Доктор, изрядно
покраснев лицом, прикрыл глаза, вероятно, уйдя в размышления о науке, а
лейтенант с гражданином Посье внезапно заговорили о театре. Похоже, это
было продолжением давнего спора, начатого не сегодня и не вчера. Предмет
дискуссии поначалу меня удивил, но затем я понял: санкюлоты из
Внутренней армии верны себе - сержант решительно заявил, что гражданин
Шометт, прокурор Парижа, должен наконец озаботиться и закрыть
большинство этих вертепов, а еще лучше - все. Актеров же, предварительно
изъяв из их среды явных контрреволюционеров, должно направить на
изготовление селитры и рытье братских могил на Блошином кладбище.
Такой максимализм не пришелся по душе лейтенанту. Он считал, что
театр - надежное подспорье в деле патриотического воспитания всех добрых
французов, а посему надлежит лишь запретить ненужные и вредные
произведения слуг деспотизма - всяких там Корнелей, Расинов и прочих
Мольеров (что, впрочем, гражданином Шометтом уже сделано), изъять из
прочих пьес старорежимные обращения "сударь" и "господин", заменив
понятными и близкими каждому патриоту словами "гражданин" и "товарищ"
(что тоже сделано, хотя и не всюду), и следить, чтобы не ставились такие
контрреволюционные пьесы, как "Друг законов". Впрочем, лейтенант был
полностью согласен с необходимостью революционной чистки театров. По его
мнению, следовало первым делом отправить под "бритву" весь бывший
Королевский театр в полном составе, что, впрочем, тоже делается, ибо
большая часть актеров-контрреволюционеров уже арестована.
Придя к частичному согласию, гражданин Дюкло и сержант предложили
выпить за друга санкюлотов гражданина Шометта, а заодно и за гражданина
Ру. Я не стал спорить и походя поинтересовался, не знают ли уважаемые
граждане улицу Синий Циферблат. Или площадь. Или переулок. Там, как я
пояснил, находится какой-то театр, весьма патриотический по духу,
который мне очень советовали посетить.
Патриоты глубоко задумались, а затем покачали головами. Увы, такой
улицы, равно как площади или переулка, они не знали. Название же сочли
хотя и не контрреволюционным, но весьма странным. Во всяком случае, ни в
предместье Сен-Марсо, ни в Сент-Антуа-не, ни в центре Парижа подобного
названия они не встречали. Сходить же мне лучше всего в театр имени
Марата, где ставят такие патриотические пьесы, как "Проводы добровол
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.