Дезертир скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Фэнтези .: Валентинов, Андрей .: Дезертир


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Валентинов. Дезертир.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Валентинов. Дезертир.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
тся,
однако посоветовал не особо разглашать наш разговор. Ведь если к
торговле столь важными документами секция не имеет отношения, то по
поводу прочего дело может обернуться несколько иначе. Более того, наш
разговор лучше всего немедленно забыть, дабы не портить радостный
праздник по поводу возвращения героев из роты Лепелетье, разгромивших в
кровавых боях бесчисленные полчища врагов Республики, Единой и
Неделимой...
Итак, у меня на руках были два бланка гражданских свидетельств.
Начало понравилось. Мне даже показалось, что я далеко не впервые беседую
по душам с гражданами "патриотами". Дело оказалось нетрудным, хотя и
достаточно противным. Оставалось надеяться, что к намечаемому празднику
лик гражданина председателя вновь приобретет нормальный желтый цвет.
Прощаться со своими спутниками из понятного благоразумия я не стал.
Следовало уходить из Сен-Марсо. Но уходить не просто так. Национального
агента Шалье вполне могли проследить от заставы до секции 10 Августа. Но
дальше его след должен потеряться.
На соседней улице я зашел в более или менее пристойную лавку и купил
длинный теплый плащ. Мой старый, покрытый пятнами крови, уже никуда не
годился. Его я выбросил в ближайшей подворотне, а в соседней лавке
приобрел большой саквояж и уже немодную, но достаточно респектабельную
шляпу с узкими полями. Кажется, такую носили в Англии лет пять назад. Я
невольно усмехнулся: скорее всего тот, кем я был когда-то, мог считаться
изрядным снобом в одежде. В нагрузку к шляпе мне была вручена
трехцветная кокарда. Я не стал спорить и нацепил ее на самый верх.
Новый вид меня вполне устраивал - если бы не плохо выбритый
подбородок, тот, кто глядел на меня из зеркала, мог вполне сойти за
солидного буржуа. С подбородком все решилось в ближайшей цирюльне, после
чего можно было покидать Сен-Марсо, но я чувствовал, что в моем новом
облике чего-то не хватает. Подумав, я прошел еще пару кварталов и
уткнулся в лавку старьевщика. Лохматый еврей долго не мог понять, в чем
дело, но, когда я пошелестел ассигнатами, наконец хмыкнул и, порывшись в
груде хлама, вручил мне очки. Очень симпатичные очки с толстыми
стеклами, здорово менявшие мое лицо. Конечно, стекла в очках были самые
обыкновенные - прием старый, но очень эффективный.
В фиакр, который мне удалось поймать у оживленного в это утро
Птичьего рынка, садилась уже не сомнительная личность, которую бы
задержал первый же встречный патруль, а достойный гражданин, который -
если судить по внешнему виду - платит налог никак не меньше марки
серебра. Оставалось довершить остальное, и я велел ехать прямо в центр,
к Ситэ.
Фиакр неторопливо катил по улицам - то широким то узким, мелькали
дома, площади, переулки, и я понял, что совершенно не узнаю город.
Почему-то думалось, что при свете дня я все-таки что-то сумею вспомнить
- или тот, кто подсказывал мне, решит помочь. Но Париж оставался чужим,
и стало ясно, что мне суждено утонуть в этом каменном море. В незнакомом
городе трудно что-то найти - зато легко найдут тебя.
К счастью, кучер, сообразив, что имеет дело с приезжим, охотно взял
на себя роль чичероне. Что ж, я ничего не помнил, зато вполне был
способен запоминать. К сожалению, мой первый вопрос остался без ответа.
Гражданин кучер никогда не слыхал о "Синем Циферблате". Или слыхал, но
забыл. Во всяком случае, это не в центре, не у Пале-Рояля и не у Старого
рынка. А вот эти места гражданин кучер знал отменно и охотно оными
знаниями делился. Итак, улица Сен-Жак, когда-то знаменитая своими
коллежами. Вот они, все три: Людовика Великого, Дю Плесси и Королевский.
Конечно же, все - "бывшие", как не преминул уточнить кучер. Над коллежем
Людовика Великого развевалось трехцветное знамя, а над Королевским и
того хуже - черное. Дальше, хотя и с другой стороны, пошли монастыри,
тоже, конечно, "бывшие": огромный - Святого Бенедикта и совсем маленький
- Матюринцев. Кучер со знанием дела добавил, что монахов из обители
Святого Бенедикта перебили еще в сентябре 1792-го, а вот
"попы-матюринцы" умудрились улизнуть, только аббата удалось схватить и
отправить "под бритву".
Я слушал, не перебивая, хотя больше всего на свете хотелось двинуть
всезнайку по шее и велеть замолчать. Нет, я должен слушать - и
запоминать. Итак, улица Сен-Жак, с которой мы свернули налево - к Термам
Юлиана и еще одному монастырю - Премонтре. Чуть дальше, как пояснил
кучер, находится знаменитая улица Кордельеров и еще более известный
монастырь, где собираются истинные патриоты - друзья гражданина Дантона.
Туда мы не поехали, а свернули направо. Район мне неожиданно
понравился - тихий, всюду узкие переулки, проходные дворы. Внезапно я
понял, что надо будет остановиться где-нибудь поблизости. Это почти что
центр: чуть дальше - Ситэ и Дворец Правосудия, а сразу же за рекой -
Лувр. Итак, я отпустил разговорчивого кучера и осмотрелся.
Да, район оказался неплох. В ближайшей же лавке на углу я купил то,
чего мне еще недоставало, - несколько рубашек, неплохой темный камзол и
под цвет его - кюлоты, там же переоделся, выбросив все старье, кроме
камзола. Камзол я спрятал в саквояж, решив подробно исследовать его чуть
погодя.
Оставалась одна мелочь. В ближайшей кофейне, полупустой в этот
утренний час, я попросил перо и чернила, после чего уселся в дальний
угол и достал бланк гражданского свидетельства. Итак, я уже не
национальный агент Жан Франсуа Шалье. Я просто Франсуа. Франсуа...
Фамилия должна быть простой - но не слишком, я ведь не Жак Боном в
красном колпаке! Что-нибудь обычное, лучше всего название какого-нибудь
небольшого городишки. Что-нибудь вроде Памье, Нанси, Ренна или Люсона...
А почему бы и нет? Я усмехнулся и тщательно, стараясь, чтобы скверное
перо не оставило кляксы, вывел: "Гражданин Франсуа Люсон". Неплохо!
Люсон - обычный город, хотя и древний. Помнится, сам Ришелье был там
епископом.
Итак, теперь гражданин Франсуа Люсон должен найти себе временное
пристанище. С этим проблем тоже не было. Стоило мне свернуть на
небольшую, покрытую неровным старым булыжником улочку, как в глаза
бросилась огромная яркая вывеска - "Гостиница "ДРУГ патриота". На всякий
случай я остановил молочницу, деловито спешившую по своим важным делам,
и поинтересовался по поводу цен и тараканов. Молочница охотно сообщила,
что "Друг патриота", который вообще-то говоря все называют по-старому -
"Вязаный кошелек" - гостиница из вполне приличных, а мамаша Грилье,
которая содержит ее после смерти супруга, - гражданка строгая и к
тараканам, и к постояльцам. Так что в "Кошельке" всегда порядок, буйство
и непотребство пресекаются безоговорочно, а вот сидр там пить не надо.
Сидр лучше всего пить чуть дальше, в кабачке "Третий сапог", который
сейчас называется "Герои-марсельцы". Улица же эта именуется Серпант, а
дальше идет улица Пуатевэн, а дальше - Кладбищенская, где кладбище
Дез-Ар...
Молочница явно настроилась рассказать мне всю здешнюю историю с
географией. Я понял, что не пропаду. Похоже, каждый парижанин готов
часами вести беседы на подобные темы. Но мне пока вполне хватило, и я
направил свои стопы к гостинице "Друг патриота".
Мамаша Грилье, совершенно квадратная особа неопределенных лет в
огромном белом чепце и с вязаньем в руках, изучала мое удостоверение не
меньше пяти минут, после чего, продолжая вязать, неопределенно хмыкнула
и наморщила лоб:
- Секция 10 Августа, значит?.. Знаю, там граждане сознательные. А
почему вы остановились не в Сен-Марсо, гражданин Люсон?
Здесь явно не теряли бдительности, но к этому я был готов, сообщив,
что прибыл в славный город Париж по заданию нашего (место благоразумно
уточнять не стал) якобинского клуба, значит, и дела мне предстоят здесь,
в центре. А из Сен-Марсо каждый день не наездишься, потому как мы -
патриоты, а не какие-нибудь там аристократы, у которых гинеи под
подкладкой зашиты.
- Это верно, гражданин, - мамаша Грилье одобрительно кивнула и
бросила взгляд на вязанье. - "Аристо" я и на порог не пущу! Ну что ж,
лишнего с вас, гражданин, не возьму, потому как вы с виду, как есть,
патриот. Настоящий, не из тех, что рванье носят и в колпаках красуются!
Эге! Похоже, красные колпаки на улице Серпант не в чести! Впрочем,
удивлялся я недолго - колпаки носит голытьба из Сент-Антуана и
Сен-Марсо, а мамаша Грилье как-никак - хозяйка гостиницы.
- Расписывайтесь, гражданин! - Вязанье было отложено в сторону, и
передо мной возникла громадная тетрадь в черной обложке. - Поскорее,
гражданин, скоро "связку" привезут...
- Как? - на всякий случай поинтересовался я, подумав, что речь идет о
дровах или в крайнем случае постельном белье.
Ответом был взгляд, полный недоумения.
- А у вас как это называется? Или вы своих аристократов по одному
"брить" возите? Ну так, наверно, у вас городишко, гражданин, маленький!
Я начал понимать. "Связка" - людей связывают и везут "брить"...
- Я, гражданин, ни одной "связки" не пропустила! Мне там место добрые
люди всегда занимают - у самого эшафота, чтоб ничего не пропустить. А
сегодня "связка" знатная - герцогиня... Страсть люблю, гражданин, когда
этих дамочек-аристократок "бреют"... Герцогиня, два ее прелестных щенка,
трое бриссотинцев проклятых... Всего двадцать четыре! Маловато, конечно,
ну да скоро побольше будет! Так что расписывайтесь, пора мне. Сейчас
позову гражданина коридорного, он вам поможет...
Хорошо, что вязание требует определенного внимания и мамаша Грилье не
удосужилась взглянуть в лицо своего нового постояльца. Нет, я
почувствовал не страх и даже не гнев. Бессилие - бессилие хотя бы на
день, хотя бы на час уйти от Смерти. Еще одна Смерть сидела передо мной
в деревянном кресле с высокой спинкой. Смерть ловко орудовала спицами и
спешила на свой праздник, где головы отрубают уже не людям, а "связкам".
Да, мне никуда не деться от Смерти - я прибыл в Ее заповедник, в Ее
царство.
Я долго лежал на широкой низкой кровати, глядя в белый, в тонких
трещинах, потолок. Сил не было. Странно, что я вообще способен
двигаться, разговаривать, даже улыбаться. У меня не осталось сил даже на
ненависть, а ведь когда-то я ненавидел этих мерзавцев, этих людоедов,
бросивших Францию - мою Францию! - под нож "национальной бритвы".
Господи, как я их ненавидел! Но сейчас я чувствовал лишь боль -
фантомную боль, которая не может убить, но от которой нет спасения.
Наконец я пересилил себя, встал и, наскоро разложив свой нехитрый
скарб, занялся камзолом. Сперва я вынул из-под подкладки гинеи -
новенькие, тяжелые, сверкающие, после чего начал аккуратно, пядь за
пядью, исследовать плотную ткань. Усилия оказались не напрасны. У самого
воротника пальцы нащупали что-то странное. Вскоре передо мною лежала
сложенная вчетверо тонкая пергаментная бумага. Сердце замерло - удача! Я
- прежний, похоже, предусмотрел почти все. Может, сейчас я увижу адрес
"Синего циферблата"...
Увы, там были только цифры. Несколько аккуратных строчек - и ни одной
буквы. Увы, я, прежний, оказался слишком предусмотрительным. 1, 23, 11,
12, 19... Это мне ничего не говорило. Конечно, шифр и, конечно, не очень
сложный. Такие записи следует расшифровывать быстро. В то же время это
едва ли что-нибудь примитивное. Цифры не просто заменяют буквы - такое
разгадывается за час. Нужен ключ - но этот ключ мне уже не
принадлежал...
Я вновь упал на кровать, закинул руки за голову и прикрыл веки.
Разгадка была рядом, совсем близко. Если удастся вспомнить хоть
что-нибудь! Ведь это зашифровывал я сам - на крайний случай, самый
крайний, подобный нынешнему! Что же я мог придумать?
Вновь поднеся бумагу к самым глазам, я принялся всматриваться в
ровные строчки. Пять записей, очень небольших. Скорее всего адреса и
фамилии - что еще можно прятать? Но тогда у меня должна быть с собой
книга, причем самая невинная и обычная, какую можно купить в каждой
лавке. А еще лучше - две или три книжки, одна из которых - настоящая. Но
листать на сон грядущий надлежит все, иначе опытный глаз заметит, какую
из книг брали в руки чаще. А остальное - просто. Буквы заменяются
цифрами согласно тексту, причем номер берется каждый раз иной. Например,
сначала "а" будет, скажем, "З", а потом - "21"...
Это я помнил. Когда-то приходилось пользоваться подобным нехитрым
приемом наряду с иными, куда более сложными. Например, эту бумагу можно
прогладить утюгом... Нет, еще раз поглядев на странную записку, я
сообразил, что на такой бумаге тайнопись не проявится. Зато пергаментная
бумага не размокнет в воде - и не впитает кровь.
Я вновь пробежал глазами по шифру. Какая жалость! Вот уж
действительно, давно мне ведом терпкий вкус греха...
Я замер. Что за чушь? Почему...
...Давно мне ведом терпкий вкус греха...
Ах вот оно что! Все-таки я вспомнил... Вспомнил...
Давно мне ведом терпкий вкус греха, И пропасть черную уж зрю
издалека, Черны грехи мои, но злато облаченья Меня слепит и гасит все
сомненья...
Конечно, это могло быть случайностью. Несколько строчек,
заблудившихся в памяти. Но могло быть и иначе. Тот, оставшийся вдалеке,
подсказал. Ведь не обязательно иметь с собой книгу! Достаточно помнить
наизусть десятка три строк...
Я бросился к столу, положил перед собой записку... и через несколько
минут разочарованно вздохнул. Нет, ничего не получалось. Может, просто в
памяти всплыла какая-то ненужная чушь. А может, я вспомнил не с самого
начала - и, конечно, не все. Жаль. Поистине, черны грехи мои...
Я выписал строчки на отдельном листке и попытался вспомнить, откуда
сие. Не Мольер, конечно, не Кор
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.