Дезертир скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Фэнтези .: Валентинов, Андрей .: Дезертир


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Валентинов. Дезертир.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Валентинов. Дезертир.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
не веря, я зачем-то потрогал дверь, взглянул на плакат, на
котором красовалась знакомая надпись "Республика, Единая и
Неделимая...", и вдруг почувствовал, что все вокруг исчезает,
покрывается серым плотным туманом, проваливается в никуда. Вот и
пришел... И эта дверь оказалась закрытой. Зря, все зря!
Господи, все зря! Надо было остаться там, у лионской дороги, где небо
казалось таким близким...
- Да чего с вами, гражданин? - детский голос донесся откуда-то из
невероятного далека. Я с трудом открыл глаза и вновь увидел шершавые
доски, закрывшие вход. - Чего с вами? - мальчишка дергал меня за руку, и
в его голосе уже слышалась тревога. - Да вы ж сейчас на землю
брякнетесь! Захворали, что ли?
Я покачал головой и вдруг понял, что в самом деле сейчас упаду.
Оставалось сесть у холодной стены, закрыть глаза и больше ни о чем не
думать. И вдруг мне вспомнилась женщина на пустой ночной улице.
"Оставьте меня! Я не больная... Я мертвая..."
Все-таки я не упал и остался стоять, правда, для этого пришлось
уцепиться рукой за твердое сырое дерево. Я даже нашел в себе силы
улыбнуться:
- Все в порядке, гражданин Тардье! Скажи, кроме хозяина, здесь
кто-нибудь еще жил? Кто-нибудь остался?
Малец задумался.
- Не-а, - наконец изрек он. - Тетка Анна-Мари, супруга ихняя, еще в
прошлом году померла, и служанка померла. Двое слуг еще было, они
наверху жили, так когда старого в Консьержери потащили, они со страху
небось до самой Мартиники сбежали. А вы кого ищете?
- Никого, - вздохнул я. - Уже никого...

ДЕЙСТВИЕ 2
Некий шевалье занят не своими делами, или Кладбище Дез-Ар

Тьма была вязкой, густой, она была всюду, перед глазами плавала
чернота, и я исчез, растворился в этой тьме, став ее бессильной частью.
Время пропало, исчезли мысли, сгинула боль. Только какое-то странное
чувство легким эхом еще отзывалось в меркнущем сознании. Тоска?
Разочарование? Думать не хотелось. Тьма скрывала мир, и это приносило
облегчение. Долго, долго почти вечность я оставался наедине с
бесконечной ночью, и менее всего хотелось возвращаться обратно - в
отвергнувший меня мир, чужой и жестокий...
Этот мир не исчез. Самым краешком, каким-то маленьким уцелевшим
обрывком сознания я понимал, что лежу на кровати, на жестком плотном
покрывале, рядом - прямо на полу - черной грудой сброшен плащ, в окно
струится неяркий солнечный свет, но все это было очень далеко, за
темнотой. Уже утро, я пролежал так весь день и всю ночь, не сняв
камзола, даже не сбросив туфли. Впрочем, ни эта комната, ни это холодное
утро уже не имели ко мне никакого отношения.
Я слышал и голоса. В коридоре шумели, кто-то громко спорил возле
самой двери, затем, кажется, послышался легкий скрип. Сознание - тот
жалкий обрывок, что еще оставался у меня, - фиксировало происходящее
спокойно и равнодушно. Да, дверь скрипнула, кто-то стал на пороге,
кто-то вошел и остановился у моей кровати...
Меня позвали, но это было не мое имя. Звали другого - того, к
которому я не имел отношения. Не имел. Не хотел иметь...
- Гражданин Шалье! Гражданин!
Кто-то потряс меня за плечо - и внезапно тьма исчезла. Я ощутил боль
- и страх. Снова... Снова меня не хотят оставить в покое...
- Гражданин Шалье!
Того, кто стоял надо мной, я никогда не встречал. Крепкий чернявый
парень в модном сюртуке, глаза внимательные, настороженные... Он не один
- кто-то сидит в кресле в дальнем углу.
- Вы что, с открытыми глазами спите?
Тон был спокойным, но в этом спокойствии проблескивали искры
нетерпения. Я вздохнул. Что ж, национального агента Шалье все-таки
нашли. Сейчас лучше всего признаться - и тогда все кончится
по-настоящему. Дважды не умирают, но эти двое найдут способ избавить
меня от необходимости оставаться в этом мире. Они мастера - мастера
Смерти...
Я невольно улыбнулся - и внезапно замер. Нет, я напрасно роптал! Я не
смог узнать, что ждало меня в "Синем циферблате", но оставался еще один
путь. Я попытаюсь понять, кем я был! И тогда дорога обязательно приведет
к тому, что еще держало меня на земле! Они ищут Шалье - а я буду
искать...
- Доброе утро, граждане!
Я не спеша встал, поправил камзол, провел руками по волосам. Да, в
комнате двое, дверь плотно закрыта, плащи гостей брошены на спинки
стульев, а тот, второй, что обосновался в дальнем углу, сидит, почему-то
отвернувшись.
Я подошел к тазу, плеснул в лицо воды и долго вытирался толстым
льняным полотенцем. Наконец вновь поправил волосы и присел на кровать.
- Я, кажется, не приглашал вас, граждане! Чернявый, похоже, слегка
растерялся, но тут послышался голос того, второго, - негромкий, чуть
дребезжащий:
- И были абсолютно правы, гражданин Шалье. Но, к сожалению, гражданин
Шовелен, которого вы ждали, не сможет прийти. Он в Западной армии, и,
боюсь, надолго. Отныне вы будете работать с нами.
- Амару, - чернявый подал широкую короткую ладонь. - А это -
гражданин Вадье.
Гражданин Вадье медленно встал - и я чуть не присвистнул, не хуже
юного санкюлота Тардье. Мой второй гость был копией Вольтера - по
крайней мере, копией его портрета работы Гудона. Длинный нос, глубоко
посаженные маленькие глаза, ехидная усмешка. Правда, этот Вольтер был
слегка потолще и помоложе, вдобавок носил большой темный парик, но
сходство все же поражало.
Было еще одно существенное различие. Философ не сотрудничал с
Комитетом общественной безопасности, а тем более не был его
председателем. Вадье, Амару, Шовелен - подписи, стоящие на удостоверении
национального агента Шалье.
- Как вы меня нашли?
Гости переглянулись, а я между тем прикинул, что, вероятно, с Шалье
сотрудничал отсутствующий здесь гражданин Шовелен. Эти двое с Шалье
никогда не встречались. И кроме того, моя вчерашняя гостья, похоже,
никак с ними не связана. О "друге" они не догадываются...
- Это было нетрудно, - гражданин Вадье снисходительно усмехнулся. - О
вас доложили с Сент-Антуанской заставы. Остальное, как вы понимаете...
- Мы знали, что вы - человек очень осторожный, - быстро заговорил
чернявый Амару. - Значит, вы постараетесь достать новые документы. Легче
всего вам это сделать в Сен-Марсо...
- Поэтому мы отдали приказ проверить все гостиницы и пансионы, дабы
установить, кто из новых постояльцев предъявил гражданское
свидетельство, выданное секцией 10 Августа. - Вадье покачал головой. - К
сожалению, эта работа заняла чуть больше времени, чем я думал. Наши
люди, увы, не всегда расторопны...
Я кивнул, еле удержавшись от ответной усмешки. Всесильный и
всевидящий Комитет Вольтера в черном парике искал меня больше двух
суток. "Друг" справился с этим за пару часов.
- Итак, гражданин Шалье... - Амару выжидательно поглядел на меня,
затем на гражданина Вадье, но оба мы молчали. Поэтому чернявый заговорил
сам:
- Мы понимаем, вы хотели бы отдохнуть. Вы это, конечно, заслужили,
гражданин Шалье. Работа, которую вы вели в Лондоне и Кобленце, а
особенно в Лионе, выше всяких похвал. То, что вы сумели уничтожить
Руаньяка, - это настоящий подвиг...
- И если гражданин Шалье пожелает, в его честь будет устроено
празднество с общественным обедом и шествием к храму Разума, - гражданин
Вадье хихикнул и потер руки. - Если хотите - увенчаем вас лавровым
венком. Можно - пальмовым...
- А дубовым? - охотно отозвался я. - Как в Древнем Риме?
В ответ - довольное хихиканье. Гражданин Вадье почесал кончик
длинного носа и откинулся на спинку стула:
- В Древнем Риме, гражданин Шалье, дубовым венком награждали за
спасение товарища в бою. Вы же отправили Руаньяка, который считал вас
своим товарищем, аккурат на эшафот.
Я вздрогнул. Шкура национального агента Шалье показалась мне внезапно
свинцовой.
- Эшафот был построен напротив Лионской биржи. Над нею повесили
трехцветный флаг, а рядом - черный...
Слова вырвались сами собой. Я видел это! Нет, не я! Видел тот, кем я
был прежде. Красивое двухэтажное здание, построенное совсем недавно, с
лионским гербом над крышей. Герб, впрочем, был тоже завешан черным...
- Помню! - Вадье кивнул. - Я ведь тоже жил когда-то в Лионе,
гражданин Шалье. Но этого здания уже нет. Гражданин Кутон приказал
снести его в первую очередь.
Снести? Что за глупость! Зачем? Но я тут же вспомнил. Французская
Республика, Единая и Неделимая, постановила: город Лион будет уничтожен
до основания!
- Кстати, вы были правы, - в разговор вновь вступил гражданин Амару.
- Помните, в последнем докладе вы предсказали, что армия Святого Сердца
постарается скрыть смерть Руаньяка? Поэтому мы и решили казнить его
привселюдно, но... Но сейчас этой шайкой снова командует какой-то
Руаньяк!
Я вспомнил рассказы, слышанные от славных бойцов роты Лепелетье.
Маркиз де Руаньяк умел появляться в двух местах одновременно, уходить из
любых ловушек. Теперь, похоже, он решил обмануть саму Смерть!
- Но это ничуть не умаляет вашей заслуги, - подхватил Вадье. -
Настоящий Руаньяк мертв - и это главное. Мы избавились от очень опасного
врага. Вы сами писали гражданину Шовелену, что Руаньяк - страшнее
Вандеи, страшнее даже Кобленца. Лион показал, что вы правы.
Я старался смотреть в сторону, чтобы проницательный старик не
перехватил мой взгляд. Успокаивало лишь то, что настоящий Шалье скорее
всего мертв - как и преданный им Руаньяк. Как и я сам...
- Надеюсь, мы вам достаточно воздали хвалу? - гражданин Вадье сцепил
на колене длинные узловатые пальцы и вновь усмехнулся. - Или продолжить?
Я покачал головой. Этот разговор пора заканчивать. Ведь меня могут
спросить о том, что знал настоящий Шалье!
- Мы хотели бы узнать... - Амару встал, прошелся по комнате. - Вы
ведь были рядом с Руаньяком почти до самого конца, он вам верил... Как
он оценивал то, что случилось в Лионе? Я имею в виду, неудачу
восстания...
- Почему - неудачу? - Слова вновь вырвались сами собой, и я
сообразил, что знаю ответ. Я помнил! Неизвестно откуда, как, но помнил!
Внезапно захотелось курить. Я подошел к столу, раскрыл коробку с
папелитками и тут же заметил удивленный взгляд старика. Похоже,
гражданин Шалье курил что-то другое. Или вообще не курил. Впрочем,
привычки могут меняться. Я с удовольствием затянулся, присел и,
помолчав, начал. Слова рождались одно за Другим - не приходилось даже
задумываться.
- Лион - не поражение. Это блестящий успех анти-якобинских сил.
Впервые удалось объединить всех, от бриссотинцев до роялистов, под
единым - белым - знаменем. Это - первое...
Амару осторожно присел на стул и замер. Я едва сдержался, чтобы не
усмехнуться ему в лицо.
- Хочу напомнить, лионское восстание никто не готовил. Оно вспыхнуло
само собой, из-за нелепых выходок местных якобинцев - таких, как Шалье
Лионский. И армию Святого Сердца позвали на помощь только через месяц. И
все же удалось почти на полгода задержать у Лиона целую республиканскую
армию. Под влиянием Лиона восстали Марсель и Тулон. Тулон, по-моему, до
сих пор не капитулировал...
Меня слушали затаив дыхание. Странно, ни о чем подобном я не думал -
и не вспоминал. Сейчас вместо меня говорил кто-то другой...
- Это - второе. Восстания в Лионе, на юге и, конечно, в Вандее на
целый год лишили Республику возможности вести наступательные операции на
внешнем фронте. Это - третье. Третье, но не главное...
Наверно, следовало замолчать - говорить такое гражданам инквизиторам
было опасно. Но мне не хотелось останавливать того, другого. Он говорил
из могилы - и пусть эти двое, считающие себя победителями, послушают!
- Лион - это опыт! Удачный опыт единого антиякобинского фронта. И
этот опыт будет применен в ближайшее время, но уже не в Лионе, не в
Нанте, а непосредственно в Париже. Если армия Святого Сердца сумела
объединиться с добрыми лионцами, то почему бы не сделать этого же с
добрыми парижанами?..
Я перевел дыхание и на миг прикрыл глаза. Тот, кто подсказывал мне
из-за черной пелены, мог быть доволен. Я стал его голосом. И, кажется,
этот голос здорово напугал моих незваных гостей!
- Мы догадывались... - Вадье сжал тонкие бесцветные губы и покачал
головой. - Я говорил еще в сентябре... Но в Париже не осталось
сторонников Бриссо - об этом Комитет позаботился.
- Но есть другие, - я вновь еле удержался от усмешки. - Кто такие
бриссотинцы? Болтуны, краснобаи - и трусы. А вот если против якобинцев
выступит голытьба Сент-Антуана... И совсем не обязательно, чтобы знамя
было белым. В Лионе тоже вначале подняли красное. Не так давно якобинцы
сумели натравить голытьбу на бриссотинцев. А ведь те были виновны лишь в
том, что стояли у власти. У власти, которая не могла снабдить народ
хлебом. Хлеба, кажется, по-прежнему не хватает...
- Санкюлотский бунт, - тихо проговорил Амару. - Санкюлоты под белым
флагом... Какой ужас!
- Вы правы, - Вадье вздохнул. - Беднота уже сейчас готова разорвать
любого, кто чисто одет и ездит в экипажах. Вчера толпа напала на одного
молодого человека. Бедняга только что сшил себе новый редингот. Ему
оторвали руки. Не отрезали, не отрубили - оторвали! О гражданке Мерикур
вы, наверно, уже знаете... А впереди - зима, хлеба уже сейчас не
хватает...
- А кое-кто из наших товарищей спешит подлить масла в огонь! - резко
бросил Амару. - Эбер в каждом номере предлагает резать богатых, этот
сумасшедший Ру даже из тюрьмы призывает к восстанию, и даже гражданин
Шометт... А ведь он - прокурор Коммуны! Мы не можем заставить его
замолчать!
- Руаньяк прав, - перебил Вадье. - Его агентуре есть чем заниматься в
Париже. Но мы примем меры, о
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.