Стихотворения флорентийского периода скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Поэзия .: Алигьери, Данте .: Стихотворения флорентийского периода


Постраничное чтение книги онлайн Стихотворения флорентийского периода.txt

Скачать книгу можно по ссылке Стихотворения флорентийского периода.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Стремится даровать

Сердцам достойным жизнь, ее дарует

110 И в людях торжествует,

Отмеченная вечной новизной.

Лжерыцари, что злобны и спесивы,

До одного враги вы

Той, кто сравнится с главною звездой!

115 Кто сам берет и о других радеет,

Не оскудеет:

Светлеет солнце, свет звезде даря

И у нее беря,

И -- о другом в заботе --

120 Доволен всяк. Вот рыцаря закон:

Словам внимая, он собой владеет,

Но, как умеет,

Просеет их, свои слова творя,

Изящные, не зря;

125 У мудрых он в почете,

За легкость милую вознагражден,

И равнодушен он

К невеждам и невежам, и гордыне

Ни по какой причине

130 Не предается, но случись ему

Решимость проявить -- ее проявит,

И всяк его прославит.

Среди живых примеров нет тому!

64(CVI)

Стремление к тому, что с правдой дружит,

Внушает мука сердцу моему,

И, дамы, потому,

Бичуя всех почти без исключенья,

5 Скажу -- и вы грешны:

Высокой цели красота не служит,--

Ничто для вас Амора повеленья,

И ваши побужденья

Суть низменны наперекор ему.

10 Запомнить вы должны,

Особенно когда вы влюблены,

Что в мире силу нашу

Дано и прелесть вашу

Единственно любви соединить,

15 И, чем в пороке жить,

Уж лучше красоту скрывать умело,

Что назначенью своему чужда.

Но стоит ли труда

Судить о том, когда

20 Нет женщины, чтоб, рассуждая зрело,

От красоты отречься захотела.

Счел добродетель для себя излишней

Однажды человек и стал скотом.

Как странно, чтоб рабом

25 Владыка стал по собственной охоте

Иль был бы смертный рад

Почить! О Добродетели Всевышний

Радеет, и благодаря заботе

Его в таком почете

30 У божества любви она, при ком

Извечно состоят

Лишь избранные. Из прекрасных врат

Блаженная выходит,

И даму вновь находит

35 Свою, и служит ей, и в ней живет,

И все, что обретет

В пути, украсит бережной рукою,

Умножит, смерти не боясь, она.

Ты небом рождена,

40 И смертному одна

Ты власть даруешь над самим собою,

И счастлив обладающий тобою.

Ничтожный раб -- не господина только,

Но раб раба,-- кто ею пренебрег,

45 И никому не впрок

Последствия, которыми опасно

Пренебреженье к ней.

Такой владыка раб убог настолько,

Что светоч разума искать напрасно

50 В его глазах, и ясно --

С безумцем бы любым сравниться мог

Он в слепоте своей.

Но чтобы поняли меня скорей,

Я должен первым делом,

55 И в частностях, и в целом,

Доступнее представить мысль свою --

Ведь слово, сознаю,

Неясное до умственного взора

Доходит редко, и, желая вам

60 Помочь, своим словам

Открытый смысл придам:

В порок впадает человек, коль скоро

Порок не встретил у него отпора.

Дорогою страданий раб-бедняга

65 Покорно за хозяином бредет,

Куда прикажет тот.

За обещающею власть наживой

Так гонится скупец:

Бежит, не находя покоя, скряга,

70 Объятый жадностью нетерпеливой,

Безумец нечестивый,

Кого одно волнует -- цифры, счет.

О жалкий ум -- слепец!

Приходит смерть, и с ней -- всему конец:

75 Какой, мертвец, победой

Похвастаешь, поведай.

"Да никакой",-- ответишь, знаю я.

И колыбель твоя

Будь проклята -- все началось оттуда!

80 Хлеб, съеденный тобою, зря пропал:

Его б я псу отдал!

Одно ты в жизни знал:

В руках и днем и ночью денег груда;

Но и сие недолговечно чудо.

85 К богатству неумеренность приводит

И к разорению ведет равно,

И ей превращено

В рабов немало смертных: этой доли

Непросто избежать.

90 Фортуна, Смерть, что с вами происходит?

Деньгам нетрачеными быть доколе?

Их уничтожьте, что ли,

Но есть ли смысл? Ведь свыше нам дано

Пристрастье. Разум, знать,

95 Во всем повинен, коль себя признать

Он смеет побежденным.

Каким порабощенным

Стал господин, кого рабом раба

Вдруг сделала судьба!

100 Со мною вместе обратите око

Туда, скоты и всякий прочий сброд:

Нагой, среди болот

И по холмам бредет

Народ, что добродетель чтит высоко,

105 А вы спешите влезть в наряд порока.

Пусть добродетель пред скупцом предстанет,

Что мир способна предлагать врагам,

И пусть к своим делам

Она склонит того, кто сторонится

110 Ее и прочь бежит.

Пусть позовет его, потом приманит,--

Ведь он приманкой может соблазниться.

Но тот не шевелится;

Приманку он берет, оставшись сам,

115 И пожалеть спешит

Дарящую, чья доброта сулит

Доходы ей едва ли.

Хочу, чтоб все узнали:

Преображают люди, кто -- кичась,

120 Кто -- скромником держась,

Кто -- по-другому, дар в предмет продажи

И вводят покупателя в расход

Огромный. Что же тот?

Он так скупцов клянет,

125 Что о потере не жалеет даже.

Другого бьет скупец, но и себя же.

Частично, дамы, я раскрыл пороки

Людей пред вами,-- презирайте их;

Немало и других,

130 Упоминать о коих не пристало --

Удерживает стыд.

В одних пороках -- всех других истоки.

Понятье дружбы в мире смутным стало,

А ведь добро одних

135 В добре других людей берет начало,

Добро с добром роднит.

Смотрите, как закончу: та, что мнит

Себя неотразимой,

Пусть не спешит любимой

140 Себя, что б ни внушали ей, считать.

Вот если б злом признать

Красу и счесть любовь неблагородной,

Животной страстью,-- разговор иной.

О, глупость дамы той,

145 Что связи меж красой

Не чувствует и добротой природной

И мнит любовь от разума свободной!

Канцона, невдали отсюда дама

Из наших мест живет,

150 И всяк ее зовет

Прекрасной, мудрой, вежливой,-- не странно:

Бьянка она, Джованна,

Контесса,-- имя, в коем та же суть.

К ней поспеши, другим не доверяя,

155 Скажи, кто ты такая

И для чего тебя я

Направил к ней, и прежде с ней побудь,

А там она тебе укажет путь.

65 (CXVI)

Амор, таить не стану от людей

Моей печальной доли,

Пускай услышат горестную речь.

Исторгни слезы из моих очей

5 Для изъявленья боли,

Внуши слова, какими скорбь облечь.

Меня ты хочешь гибели обречь --

И я об этом вовсе не жалею,

Лишь молвить не умею,

10 Сколь глубоко твой жар в меня проник.

Но если перед тем, как в землю лечь,

Весомые слова найти успею,

Услышан да не буду я моею

Злодейкою, чтобы прекрасный лик

15 Не омрачила жалость ни на миг.

Не допустить ее бессилен я

В мое воображенье,

Куда о милой думам путь открыт.

В терзаньях бедная душа моя

20 Находит вдохновенье,

И образ злой красавицы творит,

И на причину мук своих глядит,

Кляня себя в пылу негодованья

За то, что огнь желанья

25 Зажгла в себе: не мог он вспыхнуть сам.

Какой разумный довод усмирит

Кипенье чувств, какие заклинанья?

Страданья превращаются в стенанья,

И подступают к сомкнутым устам,

30 И по заслугам воздают глазам.

Невольник, образу ни в чем тому

Я не противоречу,

И он, жестокий победитель мой,

Прообразу живому своему

35 Влечет меня навстречу,

Как все, влекомый к схожему с собой.

На солнце снег становится водой,

Я знаю, только я -- как тот несчастный,

Что, не себе подвластный,

40 Идет на смерть, не повернет назад.

И там, на грани бездны гробовой,

Я словно слышу приговор ужасный

И взор вокруг ищу небезучастный,

Но всюду, хоть ни в чем не виноват,

45 Убийственный все тот же вижу взгляд.

Амор, о том, как я, сраженный им,

В бесчувствие впадаю,

Единственный ты можешь рассказать:

Ведь я, что делалось со мной самим,

50 Не помню и не знаю,

Не в силах прерванную нить связать.

Едва в себя я прихожу опять,

Смотрю на рану, что меня сгубила

И ужас мне внушила,--

55 В себе я разуверился давно.

По бледности моей легко понять,

Какая молния меня сразила;

И пусть с улыбкой -- так оно и было! --

Ее в меня метнули, все равно

60 Мне утешение не суждено.

Вот что, Амор, ты натворил в горах,

Над речкой, над которой

Всегда со мной выигрывал ты спор.

Живой и мертвый, я -- в твоих руках,

65 И, вестник смерти скорой,

Сверкает предо мной жестокий взор.

Не вижу никого средь этих гор,

Кого бы участь горькая задела,

И нет любимой дела

70 До мук моих. Добра не будет мне.

А та, которой твой наскучил двор,

Гордыни латы на себя надела

И может грудь стреле подставить смело:

Ведь безопасен сердцу ты вполне,

75 Надежно скрытому от стрел в броне.

Прощаюсь, песня горная, с тобой.

Ты город мой увидишь, может статься,

Где мог бы я остаться,

Не будь Флоренция любви чужда.

80 Войдешь в нее -- скажи: "Создатель мой

Не станет с вами более сражаться.

В цепях не может он до вас добраться.

Уймись жестокость ваша -- и тогда,

Невольник, не вернется он сюда".



СТИХИ О КАМЕННОЙ ДАМЕ

66 (C)

К той ныне точке я пришел вращенья,

Когда, склоняясь, солнце опочило,

Где горизонт рождает Близнецов.

Звезда любви свой свет из отдаленья

5 Не шлет нам; воспаленное светило

Над ней сплетает огненный покров.

Там, где Великой Арки мощной кров,

Где скудную бросают тень планеты,

Луна лучами стужу возбуждает.

10 Любви не покидает

Все ж мысль моя у этой льдистой меты.

И в памяти моей, что тверже камня,

Храню упорно образ Пьетры-камня.

Смешавшись с эфиопскими песками,

15 К нам мчится ветер, воздух омрачая,

Летит над морем, солнцем воспален,

И предводительствует облаками.

Наполнит он, препятствий не встречая,

Все полушарье северных племен

20 И белизною снеговых пелен

Падет на землю, иль дождем досадным

Восплачет воздух в ослабевшем свете.

Оттягивает сети

Наверх Амор; он дышит ветром хладным,

25 Но он со мною -- столь прекрасна дама,

Жестокая владычица и дама.

Полуденные птицы улетели

Из стран Европы, где всегда сияют

Семь льдистых звезд среди ночных небес.

30 И птиц оставшихся не слышны трели,

Лишь крики скорбные не умолкают

До вешних дней и опечален лес.

Природный пыл зверей давно исчез,

И более любви не предаются.

35 От холода оледенели страсти,

А я в Амора власти,

И сладостные мысли остаются

Во мне; пусть времена меняют годы,

Дарует мысли та, чьи юны годы.

40 Побегов свежих миновало время,

Что Овна силою зазеленели.

Поблекли травы и не тешат взор.

Деревья листьев отрясают бремя,

И только лавры, сосны, пихты, ели

45 Привычный сохранили свой убор.

Цветы под инеем на склонах гор

В долинах никнут, холод их терзает.

Окованы бессильные потоки.

Но этот терн жестокий

50 Амор извлечь из сердца не дерзает,

Пока я жив,-- и если б жил я вечно,

В моем останется он сердце вечно.

Ключи дымятся, воду изливая,

Рождает зыбкий пар земли утроба,

55 От бездны пар стремится к вышине.

Река, где плавал я под солнцем мая,

Тверда, как берег, и, доколе злоба

Зимы не минет, будет стыть на дне.

Земля окаменела в долгом сне.

60 Кристаллом стали влажные глубины,

И холод оковал волны движенье,

Но я в моем сраженье

Не отступаю ни на шаг единый

И чувствую в моем мученье сладость,

65 Предпочитая только смерти сладость.

Что ждет меня, канцона, мне поведай,

Когда со всех небес падет весной

Дождем Амор, ведь и теперь средь стужи

Сжимает сердце туже

70 И он во мне -- лишь он владеет мной.

Я должен превратиться в жесткий мрамор,

Коль сердце юной холодно, как мрамор.

67 (CI)

На склоне дня в великом круге тени

Я очутился; побелели холмы,

Поникли и поблекли всюду травы.

Мое желанье не вернуло зелень,

5 Застыло в Пьетре, хладной, словно камень,

Что говорит и чувствует, как дама.

Мне явленная леденеет дама,

Как снег, лежащий под покровом тени.

Весна не приведет в движенье камень,

10 И разве что согреет солнце холмы,

Чтоб белизна преобразилась в зелень

И снова ожили цветы и травы,

В ее венке блестят цветы и травы,

И ни одна с ней не сравнится дама.

15 Вот с золотом кудрей смешалась зелень.

Сам бог любви ее коснулся тени.

Меня пленили небольшие холмы,

Меж них я сжат, как известковый камень.

Пред нею меркнет драгоценный камень,

20 И если ранит -- не излечат травы.

Да, я бежал, минуя долы, холмы,

Чтоб мною не владела эта дама.

От света Пьетры не сокроют тени

Ни гор, ни стен и ни деревьев зелень.

25 Ее одежды -- ярких листьев зелень.

И мог почувствовать бы даже камень

Любовь, что я к ее лелею тени.

О, если б на лугу, где мягки травы,

Предстала мне влюбленной эта дама,

30 О, если б нас, замкнув, сокрыли холмы!

Скорее реки потекут на холмы,

Чем загорится, вспыхнет свежесть, зелень

Ее древес: любви не знает дама.

Мне будет вечно ложем жесткий камень,

35 Мне будут вечно пищей злые травы,

Ее одежд я не покину тени.

Когда сгущают холмы мрак и тени,

Одежды зелень простирая, дама

Сокроет их,-- так камень скроют травы.

68 (CII)

О бог любви, ты видишь, эта дама

Твою отвергла силу в злое время,
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.