Заговор патриотов скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Таманцев, Андрей .: Заговор патриотов


Постраничное чтение книги онлайн Виктор Левашов. Заговор патриотов.txt

Скачать книгу можно по ссылке Виктор Левашов. Заговор патриотов.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
ьте вам не поверить. "Жук" выпускался с конца
тридцатых годов. И конструкция у него была - лучше не придумаешь. Даже форма
кузова практически не менялась почти сорок лет. Неисправность рулевого
управления в "жуке". Объяснение для дураков. Для тех, кому сгодится любое
объяснение. Не многовато ли набирается загадок?
- А у меня такое впечатление, что здесь речь идет не об одном человеке,
а о трех. И все разные. Один - туповатый служака, который десять лет ходил в
лейтенантах. Второй - вояка. И вроде бы неплохой. Стать за три года
командиром дивизии - это неслабо. А третий вообще непонятно кто.
В сознание Томаса проникло только одно слово: "Ребане". Это он Ребане.
Это он помнил. Но разве он погиб? Нет, он еще, кажется, не погиб. Если бы он
погиб, его босые ноги не могли бы ощущать жесткую ворсистость ковра. И
трансформатор бы внутри не гудел.
Но, сделав этот во всех отношениях успокоительный вывод, Томас вдруг
замер от необъяснимого, иррационального ужаса, от мистического предчувствия
надвигающейся катастрофы, которая подступает все ближе и вот-вот обрушится
на него. И хотя немногими нормально функ-ционирующими клетками мозга он
понимал, что это всего лишь похмельный синдром, хорошо знакомый всем
профессионально закладывающим людям независимо от национальной
принадлежности, социального положения и сексуальной ориентации, он ощутил,
как дало сбой серд-це и лоб прошибло липким предсмертным потом.
- Тихо! - вдруг раздалось из-за двери.
Телевизор умолк. Стукнуло отодвигаемое кресло, что-то клацнуло. Томас
мог поклясться, что это передернули пистолетный затвор. Откуда у него такая
уверенность, он не знал. И думать об этом было некогда. Он юркнул в ванную и
затаился, с трудом сдерживая дыхание.
В холле было тихо. Потом послышался тот же голос:
- Показалось.
Над дверью ванной была узкая стеклянная фрамуга с таким же, как на
двустворчатой двери, морозным узором. Томас взгромоздился на унитаз и приник
к проталине. Посреди холла стоял какой-то человек в белой рубашке с
пистолетом в руке. Сверху он казался невысоким. Сверху все кажется
невысоким. Пистолет он держал возле уха стволом вверх. На рубашке были видны
желтые кожаные ремни. Как сбруя. Они крепили наплечную кобуру.
Человек внимательно оглядел холл, потом сунул пистолет в кобуру и
вернулся в комнату. В глубине ее Томас успел заметить еще двоих. Они сидели
в белых креслах возле белого круглого стола. В белых рубашках, со сбруями и
кобурами. Из них торчали черные пистолетные рукояти. Все это напоминало
кино. Сидят гангстеры, курят сигары и играют в карты. Эти, правда, сигар не
курили и в карты не играли, а рассматривали какие-то бумаги.
Томас посидел на унитазе, успокаиваясь и обдумывая увиденное.
Не обдумывалось. Нет, не обдумывалось.
Он вернулся в спальню. Блондинка еще спала. Томас подошел к тумбочке и
внимательно осмотрел бокалы. В них было что-то красноватое. На вкус
непонятное. Было. А где бутылка? Из чего-то же наливали в бокалы? Бутылки не
было.
Томас почувствовал, что близок к прозрению. Оно было таким же спутником
глубокого бодуна, как и мистический ужас, но спутником гораздо более
приятным и часто очень полезным. И прозрение наступило. Томас сунул руку за
тумбочку и даже не удивился, когда его пальцы наткнулись на прохладное
стекло бутылки. Так и есть. Бутылка. Очень красивая. Не потому что
фигуристая, а потому что на три четверти полная. "Martini rose". Розовый
мартини. Вот откуда пятно на рубашке. Загадкой меньше. Как бутылка оказалась
за тумбочкой? Да он сам туда ее и поставил. На автопилоте. Чтобы утром было.

Томас уселся в кресло и отвинтил пробку. Через десять минут он уже был
готов воспринимать мир в гораздо более полном объеме.

Конечно же, спальня существовала не сама по себе. За ее стенами смутно
вспоминалось еще какое-то пространство. Большое. Гостиная. Скорей всего -
там, за двустворчатой дверью с морозным узором, где сидели гангстеры. И
вроде бы там был рояль. Или рояль не там? Еще был кабинет. Да, правильно. С
коричневыми кожаными креслами. И еще какие-то комнаты. Две или три? И две
ванных с туалетами. Конечно же! Две. В одной черная облицовка, в другой
розовая. Это удобно. Чтобы не путать, где ты уже блевал, а где еще не
блевал.
И все это было - номер "люкс" в гостинице "Виру".
Гостиница "Виру" - это в Таллине. А Таллин - это в Эстонии.
Но он-то почему здесь?
Для освежения памяти пришлось выпить еще. Мартини сначала вливался в
живот, а оттуда воспарялся к голове. Трансформатор внутри перешел на высокую
ноту и вы-ключился, затих. Постепенно отмякали мозги. Томас нашел на
тумбочке пачку "Мальборо" и закурил.
И тут вспомнил. Все разом. Недавнее прошлое обрушилось на него, как
тайфун на японские острова. Презентация. Появление на "губе" симпатичных
русских ребят с повадками матерых диверсантов...
Минутку, минутку, минутку! А это не они сидят в гостиной? Или они? Или
не они? Или они? А если они, то как они там оказались?
Не все сразу, остановил себя Томас. Нужно все по порядку. А то можно
запутаться.
Что было еще?
Чудовищный взрыв на рассвете. Бешеная гонка сначала по ночному шоссе, а
потом по Таллину. Осада сторожки под Маарду всей мощью эстонских вооруженных
сил.
Это неправильно. Не должно быть столько событий за такое короткое
время. В жизни все должно быть последовательно и постепенно. Иначе это не
жизнь, а "Лиса в пустыне". Или она уже началась, а он просто этого не знал,
потому что не смотрел телевизор?
Что было потом? Потом его куда-то везли на армейском "лендровере" и
привезли. Не домой, в его студию, а в какую-то усадьбу на побережье. Там
была рига, покрытая зеленой черепицей. И бревенчатые коттеджи. В один из них
его проводил молодой офицер "Эста" и почему-то отдал честь. Потом пришел
Юрген Янсен и начал орать тихим голосом. Что Томас такой и сякой. Что его
вытащили из грязи, а он. Что Томас даже не представляет себе, что его ждет,
если он.
В другое время Томас испугался бы. Но в нем еще сидел кураж
победительной гонки. И граммов триста "смирновочки". Он словно бы еще
чувствовал себя под защитой русских ребят. И потому посоветовал Янсену
засунуть свои угрозы себе в задницу. Да, господин Янсен, себе в задницу!
Если вы хотите, чтобы я с вами сотрудничал, вы должны уважать во мне
свободную личность.
Янсен удивился. Потом задумался. А потом сказал, что будет уважать в
Томасе свободную личность, если Томас будет соответствовать.

Томас нахмурился.
Сотрудничать - в чем? Соответствовать - чему?
Какое-то важное звено выпадало из цепочки воспоминаний.

На другой день его привезли сюда. И сняли для него эти апартаменты.
Бабок не дали, но сказали, что в гостинице и в ресторане у него открытый
счет. Он должен вести себя достойно. Потому что он...
Ну, правильно. Потому что он - внук национального героя Эстонии
штандартенфюрера СС Альфонса Ребане, про которого хотели снимать фильм
"Битва на Векше". Почему и была устроена презентация.
Все сошлось.

Боже милостивый, ну почему все нужно валить в одну кучу? Почему нельзя
сделать так, чтобы он жил в этом люксе, а внуком национального героя был
кто-то другой?
Нельзя, да? Ну, понимаю, понимаю. Нельзя так нельзя. Воля Твоя. Как
скажешь.

Ладно, с этим разобрались. Какие-то неясности еще оставались, но они
потом прояснятся. По ходу жизни. А теперь нужно было разобраться с
блондинкой.
Вчера, это уже твердо вспомнилось, он решил отпраздновать новоселье. И
собрал всех своих приятелей, до кого дозвонился. Не то чтобы он очень по ним
соскучился, это был просто способ проверить Юргена Янсена. Я свободный
человек или я не свободный человек? Если свободный, то делаю что хочу. А
хочу я весело попрощаться со старой жизнью. Вам она может нравиться или не
нравиться, но это моя жизнь. Я не просил вас в нее вмешиваться. Вы
вмешались. Вам от меня что-то надо. Ладно, пол?учите. Но и я хочу получить
свое. А нет - снова свалю. И будете объяснять общественности, куда делся
внук национального героя. Вот так.
Томас ожидал, что Янсен взбеленится, но тот неожиданно легко
согласился. И эта легкость встревожила Томаса и омрачила его победу.
Собралось человек пятнадцать. Почему все так быстро нажираются на
халяву? Среди гостей были центровые девочки. Эта блондинка могла быть одной
из них. Правда, таких блондинок Томас не помнил. Может, новенькая?
Он посмотрел на кровать. Блондинка уже не спала. Она лежала на боку,
подперев щеку ладонью, и с интересом наблюдала за Томасом. Ей было, пожалуй,
лет двадцать семь. Не клюшка зеленая. Волосы богатые, лицо с правильными
чертами, без косметики никакое - как эскиз на холсте. Зеленые насмешливые
глаза. Кошачьи. Томас был уверен, что никогда раньше ее не видел, но лицо
показалось почему-то знакомым.
- Привет. Ты был неподражаем, - промурлыкала она на хорошем эстонском.
- Если твой дедушка воевал так же, как ты вчера в постели, то ничего
удивительного, что немцы проиграли войну.
- Как? - переспросил Томас. - Повтори. Только медленно.
Она усмехнулась. Как-то очень обидно. Томас обиделся.
- Знаешь, что в таких случаях говорил мой дедушка? - спросил он. - Он
говорил: "Милая фройляйн, я не такой мужчина, которому в кайф трахать пьяную
женщину".
- Пьяная женщина - это про кого? - поинтересовалась она.
- Про тебя. Посмотри на свои ноги.
Она откинула одеяло и посмотрела на свои ноги. Ноги у нее были в полном
порядке. Остальное тоже. Все что надо, и ничего лишнего. И блондинка была
натуральная. В этом уже не было никаких сомнений. Она подтянула чулок и
вопросительно взглянула на Томаса:
- И что?
- Трезвые женщины снимают оба чулка. Или ни одного.
- Но ты сам просил меня снять один чулок, а второй не снимать.
- Я? - удивился Томас. - А зачем?
- Ты сказал, что это тебя заводит.
- Я так сказал?
- Ну, хватит. Да, ты так сказал. Я так и не дождалась, когда ты
заведешься.
- Я сейчас заведусь, - подумав, сообщил Томас.
- Перебьешься, - отрезала она и натянула одеяло до подбородка. - Все
нужно делать вовремя. А теперь отдай мой халат и убирайся в свою спальню.
- А это чья спальня?
- Моя.
- А где моя?
- Рядом.
И снова что-то не складывалось. Не сходились концы с концами. А не
занесло ли его по пьянке в чужой номер? У Томаса уже мелькала эта мысль. Да,
мелькала. Когда он увидел на трюмо "Шанель номер пять". И чемодан, который
прилетел из Женевы. Нужно было это проверить.
- А этот номер, вообще, он чей? - осторожно поинтересовался он.
- Твой.
- Но если он мой, почему эта спальня твоя?
- О Господи! - вздохнула она. - Томас Ребане, вчера ты мне показался
умней.
- Давай лучше поговорим о тебе, - предложил Томас. - О себе я и так
знаю довольно много. Может, не все, но почти все. Ты кто?
- Твой пресс-секретарь.
- Здрасьте, - сказал Томас. - Зачем мне пресс-секретарь?
- Здрасьте, - ответила она. - Зачем человеку нужен пресс-секретарь?
- Не знаю. Зачем?
- Связь с прессой. Паблик рилейшнз. Политические заявления от твоего
имени. Хочешь сделать какое-нибудь политическое заявление?
- В другой раз, - пообещал Томас. - Как тебя звать?
- Рита.
- А дальше?
- Рита Лоо.
- Рита Лоо, - повторил Томас. - Постараюсь запомнить. Это ты прилетела
из Женевы?
- Я.
- Я так и подумал. Потому что сам я в Женеве никогда не был. И поэтому
прилететь оттуда не мог. Что ты делала в Женеве?
- Училась.
- Долго?
- Долго.
- А я учился в Тарту. Правда, недолго, - припомнил Томас, и ему
почему-то вдруг стало так грустно, что пришлось выпить. - Твое лицо кажется
мне знакомым. Но оно было не таким живым. Не в смысле неживым, а в смысле
холодным. Таким, знаешь ли, мраморным. Хочешь мартини? - с надеждой спросил
он. С надеждой, что не хочет. Потому что день только начинался, а в бутылке
оставалось уже немного.
- Нет, - сказала она. - В семье достаточно одного пьющего.
Томас глубоко задумался.
- Ты мне нравишься, Рита Лоо, - поделился он с ней итогом своих
раздумий. - Да, нравишься. По-моему, ты хитрая штучка, но в тебе что-то
есть. И если ты будешь говорить просто и понятно, мы поладим. Про какую
семью ты сказала?
- Про нашу.
- Про нашу. Это очень интересно. Разве я сделал тебе предложение?
Раньше я за собой такого не замечал.
- Сделаешь.
- Заранее дезавуирую!
Она усмехнулась. И снова как-то очень обидно.
- Ты не знаешь, от чего отказываешься.
- Почему не знаю? - обиделся Томас. - Я видел.
- Не все можно увидеть глазами.
- Рита Лоо! Я просил тебя говорить понятно! Глазами можно увидеть все!
А чего нельзя увидеть глазами, того вообще увидеть нельзя! Потому что нечем.
Она засмеялась:
- Томас Ребане, я тебе завидую. Тебе столько еще предстоит узнать!
За дверью послышался какой-то шум. Томас насторожился и на всякий
случай убрал бутылку за кресло. Шум стих. Томас еще послушал, потом
вполголоса спросил:
- Ты, случайно, не знаешь, эти люди, там... - Он неоп-ределенно кивнул
в сторону гостиной. - Что они делают?
- Сейчас? Не знаю. А вчера они вытаскивали твоих гостей и грузили в
лифт.
- А они... кто?
- Твоя охрана. Только не спрашивай, для чего человеку нужна охрана. Она
нужна, чтобы его охранять. Особенно если этот человек - национальное
достояние. А теперь иди, - попросила она. - Я от тебя слегка угорела. Мне
нужно привести себя в порядок, у меня сегодня много дел. Мы еще успеем
наговориться. У нас вперед
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.