Заговор патриотов скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Таманцев, Андрей .: Заговор патриотов


Постраничное чтение книги онлайн Виктор Левашов. Заговор патриотов.txt

Скачать книгу можно по ссылке Виктор Левашов. Заговор патриотов.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
щателю Ребане Альфонсу, а второй хранится
в делах нотариуса по адресу (адрес зачеркнут).
Завещание подписано гр. Ребане Альфонсом в моем присутствии после
прочтения текста вслух. Личность завещателя установлена, дееспособность
проверена".
Фамилия нотариуса и все его реквизиты были тщательно вымараны. Даже на
круглой гербовой печати был замазан адрес нотариальной конторы.

- Что скажете? - поинтересовался Мюйр.
- Это копия. А где подлинник? - спросил Томас.
- Вы увидите его. В моих руках. И после этого я его уничтожу. При вас.
Когда получу дарственную на половину наследства вашего деда.
- Кому он все завещал?
- Не вам.
- Не мне. Это понятно. Я бы очень удивился, если бы мне. Потому что он
не подозревал о моем существовании. Он умер в пятьдесят первом году. Я
родился в шестьдесят четвертом году. Кому?
- А вот этого вы не узнаете никогда. И не нужно вам этого знать. Скажу
только одно, чтобы вас не мучили угрызения совести. То лицо, которому ваш
дед завещал свое имущество, не примет наследства. Откажется от него в пользу
государства. Мы с вами, разумеется, патриоты. Но не до такой же степени, не
так ли? Дарить государству сто миллионов долларов - это уже не патриотизм.
- А что? - заинтересовался Томас. - Национализм?
- Идиотизм. Я оставлю вам эту ксерокопию. Изучите. Завещание - ключ к
тем самым миллионам. Подлинник, разумеется, а не ксерокопия. И он пока
останется у меня.
Томас положил копию завещания перед собой и уставился на нее, как
человек, который сделал второпях какую-то важную запись и теперь силится
понять, что же он написал. Он даже повертел лист и так и эдак. Но ничего,
похоже, не понял. Кроме одного - что запись важная. Очень важная.
Мюйр запер кейс и обернулся ко мне:
- Проводите меня, юноша. Вообще-то я всегда хожу пешком. Это полезно
для здоровья. Но сегодня мне нужно кое-куда заехать. Надеюсь, Томас разрешит
мне воспользоваться его автомобилем. И, если честно, я немного устал. Больше
семидесяти восьми лет мне, конечно, чаще всего не дают. Но все-таки мне уже
семьдесят девять.
У дверей кабинета его остановил вопрос Риты:
- Господин Мюйр, зачем вам пятьдесят миллионов долларов? Вы собираетесь
жить вечно?
Мюйр остановился и с интересом взглянул на нее.
- Вы задали забавный вопрос, госпожа Лоо. Очень забавный. Зачем мне
пятьдесят миллионов долларов? Право, не знаю.
Он немного подумал, затем пригладил кончиком мизинца усы и ответил:
- Впрочем, нет. Знаю. Это меня развлечет.
С тем и вышел, унося с собой всю мерзость уходящего века, из которого,
как из змеиной кожи, уже выползал новый век, двадцать первый от Рождества
Христова.

Но и век двадцатый был еще жив, еще смердел.

- Рита Лоо, свяжитесь с приемной господина Анвельта, президента
компании "Foodline-Balt", - распорядился Томас. - Передайте Крабу, что
господин Ребане желает видеть его у себя через час. И пусть не опаздывает,
бляха-муха!
XI
Президент компании "Foodline-Balt" Стас Анвельт, которого его
сотрудники за глаза, а чаще даже только про себя называли Крабом, слушал
отчет начальника юридического отдела, когда в его кабинет вошла секретарша и
на своем аристократичном эстонском сообщила, что позвонила пресс-секретарь
господина Ребане и распорядилась передать господину Анвельту, что господин
Ребане желает видеть господина Анвельта у себя в номере гостиницы "Виру"
через час и хочет, чтобы господин Анвельт прибыл без опоздания.
Анвельт даже не сразу понял, о чем речь.
- Кто позвонил? - переспросил он.
- Пресс-секретарь господина Томаса Ребане госпожа Рита Лоо.
- И что? О чем она распорядилась?
- О том, что господин Ребане желает видеть господина Анвельта...
- Так и сказала? - перебил Анвельт. - "Желает видеть"?
- Не совсем. Я передаю смысл.
- А как она сказала?
- Я не уверена, что мне следует это повторять.
- А я уверен!
- Она сказала: "Передайте своему Крабу, что господин Ребане..."
- Хватит, - прервал Анвельт. - Я понял. Передайте этой сучонке, чтобы
она передала своему Фитилю, что господин Анвельт...
- Будет у него точно в назначенное время, - закончила его фразу Роза
Марковна. - Спасибо, деточка. Идите работайте.
Секретарша вышла. Анвельт с недоумением уставился на Розу Марковну.
- Я хотел сказать не это!
- "Это" вы скажете ему при встрече. Но на вашем месте я бы сначала
послушала, что скажет он. Это может быть важным.
- Важным?! - переспросил Анвельт. - То, что скажет Фитиль? Он может
сказать мне что-то важное?! Он - мне?!
- Мы поговорим об этом потом, - прервала его Роза Марковна. -
Продолжайте, - кивнула она юристу.
Совещание продолжилось. Стас Анвельт закурил "гавану", утопил короткое
тяжелое тело в мягком офисном кресле с высокой спинкой, спрятался в нем, как
краб в нору, поглядывал оттуда остро, злобно своими маленькими крабьими
глазками. Он почти не слушал. Он думал.

Совещания, которые в конце каждого месяца президент компании
"Foodline-Balt" проводил со своими ведущими специалистами, правильнее было
назвать собеседованиями. Сам он называл это "подбивать бабки". Собственно,
все бабки были к этому дню уже подбиты, все отчеты составлены - и
официальные, для налоговиков, и неофициальные, для себя. Совещания
преследовали другую цель. Они были не коллективные. Главные менеджеры,
экономисты и юристы входили в кабинет президента по одному, отчитывались о
своей работе за минувший месяц и излагали планы на будущее. Анвельт молча
слушал, изредка задавал уточняющие вопросы, и порой создавалось впечатление,
что целью его было не выслушать человека, а пристально его рассмотреть,
просветить, как рентгеном. Понять.
Да так оно, пожалуй, и было.
Третьим участником этих собеседований всегда была Роза Марковна Штейн.
В штатном расписании компании она значилась главным менеджером по кадрам, но
все знали, что Анвельт без ее одобрения не принимает ни одного важного
решения. В ход совещаний она никогда не вмешивалась, сидела в стороне -
седая, грузная, в неизменной черной хламиде до пят, с выражением холодности
на патрицианском лице - курила коричневые сигареты "More" и время от времени
делала какие-то пометки в узком черном блокноте. Когда собеседования
заканчивались, она еще некоторое время оставалась в кабинете Анвельта, потом
уходила, а он вызывал секретаршу и диктовал приказ.
"Подбивание бабок" завершалось совещанием Анвельта с начальником охраны
Лембитом Сымером, необщительным эстонцем с холодными рыбьими глазами, бывшим
офицером полиции. Никто не знал, о чем они говорят, но через некоторое время
выяснялось, что строптивый партнер пошел на уступки, а возникший конкурент
вдруг утратил интерес к оптовой торговле продуктами.
На следующее утро приказ вывешивали на доске объявлений в холле. Из
него сотрудники узнавали, что кому-то повышен оклад, кому-то срезан, а
кто-то уволен. Без объяснения причин. Не за ошибки, за ошибки Анвельт
вздрючивал в рабочем порядке и в выражениях не стеснялся. Главная причина
всегда была в другом: человек исчерпал свой ресурс, стал ненужным. И все в
компании знали, что окончательный вердикт выносит эта пожилая дама, а Стас
Анвельт только утверждает его своей старательной подписью, украшенной
завитушками таким образом, что первая буква напоминала $.

Президент компании "Foodline-Balt" пользовался людьми, как вещами. У
каждой вещи есть своя цена. И у каждой вещи есть свое назначение. Как и у
каждого человека. За вещи платишь, они тебе служат. Когда вещь становится
ненужной, ее заменяют другой, нужной. Для кого-то и он сам был вещью. И
считал, что это нормально, правильно. Разница между ним и его подчиненными
была в том, что он был нужной вещью. Без которой не обойтись. И
следовательно - дорогой вещью. Он верил, что в конце концов придет время,
когда он перестанет быть вещью. Потому что купить его не сможет никто. Это и
есть главное в человеке - его цена. А все остальное - разговор в пользу
бедных.
Но были два человека, которые выпадали из этой простой и понятной
системы ценностей. Одним была Роза Марковна. Анвельт перед ней терялся. Она
не лезла ни в какие ворота. Она могла прочитать пустяковую заметку в газете
и сказать: "Срочно посылайте людей в Ригу, скоро там повалятся цены на все
продукты. Пусть заключают долгосрочные контракты". А почему? Потому что
московский мэр Лужков намекнул - только намекнул, - что хочет стать
президентом России. Он раз десять перечитал эту заметку, но ничего не понял.
Но к совету прислушался. И в самом деле, Лужков призвал бойкотировать
латвий-ские продукты в знак протеста против дискриминации русскоязычного
населения, латыши затоварились, цены рухнули, а когда снова поднялись, у
"Foodline-Balt" были уже контракты на поставку масла и сыра из Латвии по
половинной цене.
То же было с бельгийской курятиной. Диоксин, диоксин. А оказалось, что
никакого диоксина и не было, просто в Евросоюзе, бывшем Общем рынке,
произошла маленькая войнушка. Но как могла это прочухать эта старая еврейка?
Она объяснила: "Я уже лет тридцать ем на завтрак по два яйца. В них
холестерин. А он, как пишут, вреден. И еще я помню передовую в "Правде", где
утверждалось, что самое полезное в картошке - кожура, очистки". И снова
Анвельт не понял, какая связь между картофельными очистками и тем, что она
ест на завтрак, с ценами на бельгийских кур. Но контрактов назаключал.
Чистой прибыли это принесло около шестисот тысяч баксов.
Но дело было даже не в ее умении делать выводы из самых далеких от их
бизнеса фактов, а в чем-то совсем другом. Конечно, она была доктором наук и
все такое. Но платил-то ей он. И значит, она для него должна быть вещью. Но
она не была вещью. Наоборот, это он чувствовал себя перед ней вещью. При
этом вещью какой-то обидно дешевой. Ширпотребом. И она даже не считала
нужным скрывать, что относится к нему, как к вещи. Но, понимая это, Анвельт
даже обидеться на нее не мог. Она существовала где-то в другой плоскости
жизни, куда его обиды не достигали.
Вторым человеком, вызывавшим у него сомнения в верности своего
представления о людях и их ценности, был, как ни странно, Фитиль. Внук
национального героя Эстонии Томас Ребане. Задолго до того, как он оказался
внуком. В молодости, когда они на пару работали у "Березок", Анвельт по
своей цене был под ним. Теперь же он мог купить сто таких Фитилей. И
все-таки вещью Фитиль не был. Он жил так, словно сам мог купить сто Крабов
вместе с его миллионным бизнесом, а не покупает потому, что это его не
колышет. Колышет же его врезать в веселой компании, забуриться куда-нибудь с
телками. А что завтра ему похмелиться не на что будет, об этом даже не
думал. Стопарь сам придет на кривых ножках. И ведь всегда приходил,
бляха-муха.
В тот памятный день, когда удрученный жизнью Фитиль пришел к нему и
смиренно попросил совета, к какому бы делу ему приткнуться, Анвельт понял,
что справедливость восторжествовала, что жизнь подтвердила его правоту. И он
дал ему хороший совет заняться российской недвижимостью, дал от души, за
удовольствие чувствовать себя в полном порядке. А потом спохватился: а я-то
сам почему не встреваю в этот крутой бизнес? Другим даю советы, а сам сижу
на куриных окорочках. Прямо как затмение было, а после разговора с Фитилем
вдруг прояснилось.
Но тут вышел полный облом. Фитиль каким-то чудом вовремя соскочил, а он
после августовского кризиса в России попал на такие бабки, что даже страшно
было подсчитывать. Полбеды, что жилье обесценилось больше чем вдвое, гораздо
хуже было, что он остался с огромной незавершенкой на руках - с
недостроенным жилым кварталом в Смоленске. И бросить нельзя, и достраивать
разорение. А валютный кредит, взятый черным налом, обрастал процентами,
распухал, как дрожжевая квашня в теплой печной загнетке. А что будет, когда
истечет срок возврата кредита? Включится счетчик.
Он перестал спать ночами. Бодал подушку, простыни скатывал в жгут. А
когда понимал, что заснуть не удастся, вставал, шел в ванную и до рассвета
стирал белье в итальянской мраморной джакузи от Роберто Патаккиа. Все, что
попадалось на глаза. Стирал руками, намыливая простыни и полотенца
сандаловым мылом по пять долларов за кусок. Это немного успокаивало. А когда
стирать было нечего, усаживался на кухне и выметал из холодильника все
подряд, не чувствуя вкуса. Это тоже успокаивало.
Отвлечься, конечно, можно было и другим способом: засадить бутылку
"Камю". Или две. Но Анвельт не пил. Пить можно, когда ты в порядке. А когда
жизнь взяла за горло, пить нельзя. Это всегда плохо кончается. И среди
тяжелых ночных кошмаров почему-то особенно язвила мысль, что и тут Фитиль
увернулся, даже не заметив опасности. Эта уязвленность была мелочью,
комариным укусом на фоне навалившихся на Анвельта проблем. Но очень
противным. Так, очень. Особенно когда не можешь согнать комара и даже
почесать место укуса.
Он не понял, для чего Юргену Янсену понадобилось затевать такую сложную
и дорогостоящую комбинацию с компьютерами, имевшую целью всего-навсего
оттягать у Фитиля его студию, сделать его бомжом. Но не без удовольствия
взял на себя главную роль. Проблемы проблемами, но прихлопнуть нахального
занудливого комара - почему нет? Но и это кончилось странно. Вместо того
чтобы бесследно сгинуть, Фитиль снова вынырнул. И где! На презентации фильма
"Битва на Векше"! Внук национального героя Эстонии! Замелькал в телевизоре,
интервью дает. Он еще, оказывается, и художник! Но Анвельт-то знает, какой
он художник. Он художни
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.