Заговор патриотов скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Таманцев, Андрей .: Заговор патриотов


Постраничное чтение книги онлайн Виктор Левашов. Заговор патриотов.txt

Скачать книгу можно по ссылке Виктор Левашов. Заговор патриотов.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
Томас. - Какая связь между умением обращаться с
оружием и демократией?
- Самая прямая. Если у всех есть оружие и все умеют с ним обращаться -
это демократия. А если оружие есть только у части населения - это диктатура.
- А если нет ни у кого?
- Это кладбище.
Томас решительно подошел к бару и хлобыстнул "Мартеля" прямо из горла.
- Ты кто? - вернувшись к столу, без обиняков спросил он.
- Я? - удивился Муха. - Как - кто? Твой охранник.
- Нет. Вообще. Ты откуда? Вы все - откуда? У тебя был такой вид, будто
ты пришел... Не знаю. С того света. Не сейчас пришел, а как будто там был.
- Ну, мало ли где приходилось бывать.
- И как там?
- Где?
- На том свете. Правда, что там райские кущи?
- Райские кущи? - переспросил Муха. - Что-то не помню. Нет, райских
кущей не видел. Мы, наверное, бывали не в той части того света.
- А если бы он выстрелил?
- Кто?
- Краб!
- Успокойся, Фитиль, - примирительно проговорил Муха. - Чтобы
выстрелить в человека, мало иметь пистолет и уметь нажимать на курок.
Пистолет - это не оружие. Это всего-навсего инструмент.
- А что оружие?
- Фитиль! Ты как будто вчера родился. Марксистско-ленинская идеология!
- По-моему, ты надо мной издеваешься, - заключил Томас. - Ты сказал,
что из меня получится классный политик. Ты в самом деле так думаешь?
- Ну да. Только тебе нужно правильно выбрать страну и время.
В прихожей стукнула входная дверь. Томас насторожился.
- Все в порядке, свои, - успокоил его Муха.
Томас посмотрел на него со священным ужасом.
- Все понимаю, телепатия, - негромко сказал он.
- При чем тут телепатия? - удивился Муха. - Ключи есть только у наших.
Вошел Сергей Пастухов, которого и Артист, и Муха признавали за
старшего, хотя ни в его внешности, ни в манере поведения не было ничего
особенного. Его темные волосы поблескивали от воды.
- Снег? - спросил Муха.
- Дождь. Слегка моросит. У гостиницы полно скинхедов. Появились
пикетчики с плакатами "Да здравствует СССР" и "Но пассаран". Как бы не
передрались. На всякий случай "линкольн" я оставил у служебного входа. Что у
вас?
- Был Краб.
- Знаю.
- Зачем - знаешь?
- Догадываюсь.
- Уехал советоваться к Янсену, обещал позвонить.
- Обязательно позвонит.
- Что у тебя?
- Все в норме.
- Артист?
- На месте.
- Есть новости?
- Есть.
- Какие?
- Странные.
Из всего этого разговора, быстрого, как пинг-понг, в сознании Томаса
отложилась лишь фраза Пастухова о том, что Краб обязательно позвонит. И
произнесено это было так, будто Пастухов знает, о чем будет этот звонок. И
хотя не было сказано ничего больше, Томас вдруг ощутил тот прилив энергии,
тот волнующий кровь кураж, который всегда предшествовал удачной комбинации.
А комбинация вырисовывалась редкого изящества. Такие комбинации Томас всегда
любил. У русских про это есть хорошая поговорка: "На елку влезть и жопу не
ободрать". Есть и другая, более точная. Про рыбку съесть. Но она
неприличная.

Краб позвонил через сорок минут. А еще через полчаса приехали два его
охранника и молча вручили Томасу сверток в коричневой оберточной бумаге.
В нем было пятьдесят тысяч долларов.
XIV
Есть люди, которые при виде денег теряют голову почти в буквальном
смысле слова. Цепенеют. Утрачивают всякую способность контролировать себя.
Знакомый банкир рассказывал мне, что есть даже специальный тест, которым
проверяют кассиров перед тем, как взять на работу. Как бы случайно заводят
человека в хранилище и наблюдают за его реакцией. И если у него
самопроизвольно расширяются глаза и его кидает в жар и в холод, работа с
наличными деньгами ему противопоказана. Понятно, что такую реакцию может
вызвать только вид больших денег. Или очень больших. Потому что вид
маленьких денег, особенно в собственном бумажнике, не может вызвать ничего,
кроме изжоги и желания совершить какое-нибудь социальное преобразование.
Пятьдесят тысяч долларов были для Томаса очень большими деньгами. Но он
не выказал никакого противоестественного возбуждения. В присутствии
охранников вскрыл одну из пяти пачек в банковских бандеролях, внимательно
осмотрел новенькие стодолларовые купюры, прощупал, глянул на свет, потом
изучил бандероли на остальных четырех пачках, пролистнул их с угла и только
после этого отпустил охранников. Но по-прежнему остался деловитым и
сосредоточенным. Даже стопаря не врезал, что было бы вполне естественно. Он
сдвинул пачки банкнот на край стола и занялся плотной коричневой бумагой, в
которую были завернуты бабки.
Лист был большой, во весь стол. Томас сложил его пополам, аккуратно
разорвал по сгибу и в одну половину завернул пачки, уложив их не стопкой, а
в ряд. Получился длинный узкий пакет. Чем-то он Томасу не понравился. Он
сложил пачки попарно одна на одну, а пятую рядом. Теперь пакет стал толще,
но короче. Он выглядел так, будто в нем среднего формата книга. Это устроило
Томаса. Вторую половину листа он сложил в размер книги и все это засунул в
черный полиэтиленовый пакет, который принес из спальни.
Мы с Мухой с интересом наблюдали за его манипуляциями, но вопросов не
задавали, потому что спрашивать человека, что он собирается делать со своими
деньгами, так же неприлично, как вторгаться в его интимную жизнь.
Покончив с пакетами, Томас засел за телефон и минут двадцать названивал
по разным номерам. Говорил он по-эстонски. Это мне не понравилось, но
просить его перейти на русский язык означало обнаружить наш пристальный
интерес к его делам и тем самым разрушить образ крутой и профессионально
туповатой охраны, который мы старались создать. Я рассудил, что о содержании
разговоров мы узнаем пост-фактум, и оказался прав.
- Сейчас поедем к господину Мюйру, - сообщил Томас. - Он ждет. Но
сначала заедем в два места.
Памятуя, что гостиная прослушивалась как минимум пятью "жучками",
обнаруженными Мухой с помощью сканера, переданного нам Доком в сумке "Puma"
вместе с мобильными телефонами и другой техникой, Муха в не слишком
парламентских выражениях высказал сомнения в целесообразности переться
куда-то на ночь глядя.
- Во-первых, до ночи еще далеко, - возразил Томас. - Во-вторых, вы меня
охраняете или вы меня сторожите? Разве я под домашним арестом?
- Нет, - вынужден был признать Муха.
- Тогда поехали. Можете, конечно, остаться, съезжу один. Спускайтесь в
ресторан, закажите ужин, потанцуйте с девушками. Часа через полтора я к вам
присоединюсь.
Муха выразил бурное согласие и даже брякнул:
- Девушки - это моя страсть!
Но я заявил, что профессиональная добросовестность не позволяет нам
принять это великодушное предложение Томаса. А Мухе объяснил по-нашенски,
по-охранниковски:
- Куда он на... поедет один с такого бодуна и с такими бабками!
Разыграв для невидимых слушателей эту небольшую радиопьесу,
психологическую убедительность которой должна была придать, как мы
надеялись, приправа из незатейливого матерка, мы покинули номер.

Ситуация в целом была понятной. Еще до появления охранников Краба Муха
вывел меня в черную ванную и под журчанье струй рассказал о разговоре Томаса
с президентом компании "Foodline-Balt" господином Анвельтом. Было ясно, что
после этого разговора Краб встретился с Янсеном и тот посоветовал ему
согласиться на требование Томаса, которое самому Крабу казалось неслыханным
беспределом и грабежом среди бела дня.
Или убедил.
Или приказал.
В любом случае просматривалась заинтересованность Янсена в том, чтобы
Томас получил купчие навязанного ему национал-патриотами деда,
странно-зловещая фигура которого неотступно преследовала нас в Эстонии, как
тень отца Гамлета.
Желание Томаса наложить лапу на наследство деда-эсэсовца тоже было
по-человечески понятным. Хотя, на мой взгляд, глупым и даже опасным. Было
совершенно ясно, что его и близко не подпустят к этим миллионам. Лапу на них
скорее всего наложат сами национал-патриоты. Но хозяин - барин.
Гораздо больше меня заинтересовало упоминание Мухи о том, что Рита Лоо
унесла с собой ксерокопию завещания Альфонса Ребане и была очень озабочена,
когда не сразу ее нашла. Это проясняло намеки Мюйра о неслучайности ее
появления возле Томаса. Правда, что она намерена сделать с этой ксерокопией,
было совершенно неясно.

Из гостиницы мы вышли по служебному ходу. "Линкольн" стоял среди
мусорных баков под ярким дуговым фонарем и выглядел, как аристократ в белом
смокинге, которого в поисках острых ощущений занесло в трущобы. Водила был
так возмущен моим приказом поставить машину здесь, что даже не вышел открыть
Томасу дверь. Он напрягся, готовый дать мне гневную отповедь, если я
возникну, но у меня и в мыслях не было возникать.
Едва мы отъехали, в кармане Мухи запиликал мобильник. Он молча
послушал, сказал: "Все понял". Потом - мне:
- Звонил Артист. К Мюйру приехал Янсен. Говорят по-эстонски. Разговор
эмоциональный. Заметил?
Я кивнул. Вопрос Мухи и мой кивок относился не к звонку Артиста, а к
небольшой серой "тойоте", которая включила подфарники и тронулась с места,
когда наш лимузин проплыл мимо нее.
"Линкольн" обогнул площадь, на которую фасадом выходила гостиница
"Виру", и свернул на Пярнуское шоссе. Это шоссе, как просветил нас Томас,
начиналось от площади Виру, пересекало площадь Выйду и заканчивалось в
городе Пярну, основанном в 1251 году и некогда входившем в союз ганзейских
городов. "Тойота" отстала метров на сто. Но тут мое внимание отвлек от
"тойоты" черный пятидверный джип "мицубиси-монтеро-спорт", который повторил
наш маневр по площади Виру и пристроился сзади. Тонированные стекла и
ближний свет его фар мешали мне рассмотреть, сколько в нем пассажиров.
А вот это было уже непонятным. Открылся сезон охоты? За нами? Вряд ли.
За Томасом? Очень сомнительно. За его бабками? Тогда это люди Краба.
Томас повернулся к нам с переднего сиденья и сообщил:
- "Линкольн" мы сейчас отпустим. Туда, куда мне надо, на таких тачках
не ездят. Поедем на моей "двушке", она стоит возле моего...
Он замолчал и уставился в заднее стекло.
- Не понимаю, - сказал он. - Там ваш, что ли?
- Где? - спросил я. - В джипе?
- Нет. В серой "тойоте". Идет за джипом.
- С чего ты взял, что там наш? - удивился Муха.
- Он едет с подфарниками, - объяснил Томас. - В Таллине ездят с ближним
светом. Во всей Европе ездят с ближним светом. С подфарниками ездят только в
России.
- Твою мать, - сказал Муха.
Он усунулся в угол лимузина, вытащил мобильник и набрал номер. Негромко
- так, чтобы не услышал Томас, - проговорил:
- Ближний свет, жопа. Ты не в Москве.
Фары "тойоты" вспыхнули.
Муха спрятал мобильник.
- Нет, не наш, - сказал он.

Был только один человек, которого Муха мог назвать ласковым словом
"жопа". Этим человеком был рядовой запаса, в прошлом старший лейтенант
спецназа, а ныне совладелец детективно-охранного агентства "МХ плюс" Дмитрий
Хохлов по прозвищу Боцман.

Я знал, что он обнаружится. Вот он и обнаружился.

Но расслабляться не следовало. В джипе уж точно сидели не наши. А в нем
могло быть и пять человек. И даже семь. Поэтому я потянулся вперед и сказал
Томасу на ухо:
- К дому не подъезжай. Тачку не отпускай, пусть ждет.
- Почему? - спросил он.
- Потому, - объяснил я.
- Понятно, - сказал он.
Пярнуское шоссе, как и предсказывал Томас, влилось в площадь Выйду.
Томас велел водителю тормознуть возле какой-то арки. Джип "мицубиси" проехал
вперед и остановился у мебельного магазина. Из него вышли двое и стали
рассматривать витрину с кухонными гарнитурами. Водитель и остальные
пассажиры остались в тачке. Кухни их не интересовали.
"Тойота" остановилась сзади и сразу выключила свет, растворилась среди
голых мокрых деревьев и припаркованных к тротуару машин, крыши которых
поблескивали под уличными фонарями в мелком моросящем дожде.
Мы высадились. Томас приказал водителю ждать, ввел нас в арку, потом в
другую. Мы оказались в темном дворе. Это был тот самый двор, где во время
погони мы сменили "мазератти" Артиста на "двушку" Томаса. Его пикапчик и
сейчас стоял на прежнем месте под тентом. Томас отдал мне ключи и
распорядился:
- Заводите. Тент суньте в багажник. Потом выезжайте туда, в переулок, -
показал он в дальнюю часть двора. - Там ждите. Я сейчас. Здесь моя студия, я
быстро.
Но это поручение я передоверил Мухе, а сам вслед за Томасом вошел в
подъезд. Как-то не хотелось мне оставлять его без присмотра с полиэтиленовым
пакетом в руке, в котором лежали пятьдесят тысяч баксов. А подъезды и лифты
в наше время - не самое безопасное место.
Но мои опасения оказались напрасными. В подъезде приятно удивила
чистота и даже какая-то уютность. Лифт тоже был чистенький, кнопки не
сожжены и не расковыряны.
Квартира Томаса, которую он называл своей студией, являла собой резкий
контраст этому небогатому, но заботливо обихоженному дому. И не
модернистскими картинами на стенах и по углам, а неряшливостью, беспорядком
- не случайным, какой бывает при поспешном отъезде хозяев, а постоянным,
привычным. Ни в просторной комнате, ни в кухне не было ни пустых бутылок, ни
переполненных окурками пепельниц, но все равно создавалось впечатление, что
из этой квартиры только что вывалилась шумная компания и скоро сюда
вернется.
В углу студии стоял мольберт с укрепленным на нем большим холстом. На
нем было что-то изображено, но что - я не понял. Если бы я увидел этот холст
не на мольберте, а валяющимся на помойке, я решил бы, что об
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.