Заговор патриотов скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Таманцев, Андрей .: Заговор патриотов


Постраничное чтение книги онлайн Виктор Левашов. Заговор патриотов.txt

Скачать книгу можно по ссылке Виктор Левашов. Заговор патриотов.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
такого лечения нужно согласие пациента.
- Доктор, нет проблем, - заявил Муха. - Сейчас будет.
Он попытался растолкать Томаса. Когда это не удалось, усадил его на
диване и вылил на голову полбутылки французской минеральной воды "Перье".
Томас открыл глаза и удивленно спросил:
- Дождь? - Потом ощупал голову. - По-моему, шишка. Большая. Немножко
болит. Что это было?
- А сам не помнишь?
- Помню. "Но пассаран". Я хотел объяснить, что в гражданской войне
тридцать седьмого года в Испании этот лозунг не сработал. Но почему-то она
меня не дослушала.
- Это доктор Гамберг, - представил я гостя. - Сейчас он будет тебя
лечить.
- Это хорошо, - сказал Томас. - Здравствуйте, доктор. Только немного.
Сто граммчиков. Больше сразу не стоит. Потом можно еще. Но сразу нельзя.
- Фитиль, твою мать! - гаркнул Муха. - Он будет тебя лечить
по-настоящему!
- Это как?
- Я поставлю вам капельницу, сделаю укол димедрола, - объяснил Док. -
Вы хорошо поспите. Примерно сутки. А потом сделаем инъекцию биностина. И на
некоторое время вы будете избавлены от всех проблем.
- На какое время?
- Можно на пять лет. Можно на год. Год - минимальный срок. Биностин -
это современный аналог антабуса. Очень хорошее средство. Экологически чистое
и не дает побочных эффектов.
- Вы хотите меня зашить? - удивился Томас. - Зачем? Зашивают алкашей. А
я не алкаш.
- А кто? - спросил Муха.
- Я? Я художник. Просто у меня творческий кризис. У всех художников
бывает творческий кризис. Если художника продержать две недели на
минеральной воде "Нарзан", у него обязательно будет творческий кризис.
- Сказал бы я, какой ты художник, да в присутствии дамы...
- Я могу выйти, - предложила Рита.
- Фитиль, кончай кочевряжиться! - перешел Муха на проникновенный,
доверительный тон. - Ты со своей пьянкой сам все время влетаешь и нас
втягиваешь. На шоссе нас только чудом не перестреляли из-за твоей водки. В
избе прихватили - тоже из-за тебя. А наследство твоего деда? Ты же просрал
целое состояние! И все из-за пьянки!
- Ничего я не просрал, - возразил Томас, проявив совершенно неожиданную
трезвость понимания ситуации. - Ты, Муха, как ребенок. Никто и не дал бы мне
этих бабок. Да еще и шею могли свернуть. Даже странно, что ты этого не
понимаешь.
- Ты потерял бумаги, за которые отдал пятьдесят штук! Пятьдесят тысяч
долларов, Фитиль! Вникни! Ты мог бы на них десять лет жить и в ус не дуть!
- Нет. Если десять лет, то дуть. А не дуть - только пять лет.
- Ладно, пять. Мало? Взял и выбросил пять лет безбедной жизни! Из-за
чего? Из-за пьянки!
- Ты плохо обо мне думаешь, Муха. Да, плохо. Я от тебя этого не ожидал.
И вообще ты грубо со мной обращаешься. Охрана не должна так обращаться с
охраняемым лицом. Я еще в машине хотел все рассказать, а ты сказал мне
"заткнись".
- Что ты, черт бы тебя, хотел рассказать? Давай, рассказывай!
Томас болезненно поморщился и пообещал:
- Расскажу. Только сначала нужно поправиться. А то немножко болит
голова.
Я вопросительно взглянул на Дока. Он кивнул:
- Можно. В его состоянии это не имеет значения.
Рита подошла к бару, налила в низкий широкий стакан "Мартеля" и на
подносе подала Томасу.
- Спасибо, - с чувством сказал он. - Рита Лоо, ты нравишься мне все
больше. И знаешь что? Я, пожалуй, в самом деле на тебе женюсь. Почему нет? В
жизни все нужно попробовать.
- Из нас выйдет хорошая пара. Пей.
Томас был не из тех, кто заставляет себя упрашивать. Он осушил стакан,
потом удобно устроился на диване, закурил и приступил к рассказу:
- Вот ты, Серж, спрашивал, кто этот толстый человек из клуба "Лунный
свет".
- Ты сказал: администратор.
- Не-ет! Он не просто администратор. Он лучший мастер в Таллине.
Кукольник. Он делает куклы.
- Куклы? - удивился Артист. - Какие куклы?
- Не те, в которые играют. Совсем другие. Серж уже догадался. Мы вместе
с ним были у Мюйра. Ты понял, почему я так себя вел? Волновался, пакет
ронял?
- Тогда не понял, - честно признался я. - Сейчас понимаю.
- Ты правильно понимаешь. Я отдал ему не бабки. Нет. Я впарил ему
"куклу"! Это такие пачки, с виду как бабки, - объяснил Томас Артисту. - Но
бабки там только сверху и снизу. А в середине - бумага. Это и называется
"кукла".
- А где же бабки? - спросил Муха.
Томас расстегнул плащ, извлек из внутреннего кармана пакет в коричневой
оберточной бумаге и с торжеством шлепнул его на стол:
- Вот! А вы говорите: алкаш, зашейся!
- Фитиль, я тебя недооценил, - вынужден был признать Муха.
Он развернул бумагу. Там оказалось пять пачек в банковских бандеролях.
Я недоуменно поморщился. Я хорошо помнил, что Мюйр вскрывал бандероли на
всех пачках.
Я распотрошил пачки. В каждой из них было по две стодолларовые купюры -
сверху и снизу, а в середине - аккуратно нарезанная бумага.

Это была "кукла".

И тут до меня дошло: Томас перепутал пакеты.
Пакет с долларами он отдал Мюйру, а "куклу" спрятал в потайной карман
плаща.

Томас уставился на "куклу" и смотрел на нее не меньше минуты. Потом
снял плащ и пиджак, лег на диван, скрестил на груди руки и сказал:
- Доктор, приступайте. Я сдаюсь.
XVI
Нам предписывалось: по прибытии в Аугсбург остановиться в отеле
"Хохбауэр" на Фридхофштрассе, оформить в мэрии документы на вскрытие могилы
Альфонса Ребане, купить по кредитной карточке гроб высшей категории и
доставить на муниципальное кладбище, переместить останки Альфонса Ребане в
купленный гроб, организовать упаковку гроба в деревянный короб. После этого
дождаться прибытия из Таллина микроавтобуса, погрузить в него короб и
самолетом вернуться в Таллин.
Билеты на рейс "Люфтганзы" до Мюнхена, от которого до Аугсбурга было
около ста километров, заказали для нас на 28 февраля, но вылет пришлось
перенести. То ли Док переборщил с дозой снотворного, то ли организм Томаса
оказался слишком восприимчив к димедролу, но после капельницы и уколов он
продрых не сутки, а почти двое. Но Янсен не выразил никакого недовольства
отсрочкой. Напротив, выразил глубокое удовлетворение нашими действиями, хотя
и не понял, как нам удалось уломать клиента на это дело.
Роль сиделки при Томасе взяла на себя Рита Лоо. Доктор Гамберг заходил,
интересовался состоянием пациента и всаживал ему в задницу какие-то
очищающие кровь уколы. Нам же делать было совершенно нечего, и я
воспользовался этим, чтобы прочитать сценарий кинорежиссера Марта Кыпса.
Специалист я в этих делах никакой, но мне показалось, что Артист в
оценке этого сочинения был прав: характеры схематичны, а диалоги написаны
газетным языком. Если, конечно, иметь в виду газеты советских времен, а не
нынешние, где язык бывает очень даже выразительным.
Но кое-что меня в сценарии заинтересовало. Там была, например, сцена,
когда Альфонса Ребане вызывают в ставку Гитлера, чтобы вручить Рыцарский
крест с дубовыми листьями:
"Гитлер. Полковник, я счастлив вручить вам эту высшую награду Третьего
рейха.
Ребане. Мой фюрер, я приму это крест в тот день, когда Эстония станет
свободной.
Гитлер. Я знал, что эстонцы самая высокая нация в мире. Теперь я вижу,
что это великая нация!"
При всей пафосности этой сцены в ней угадывались отголоски
действительных событий. Так это было или не так, но эти самые дубовые листья
и в самом деле были вручены Альфонсу Ребане не после приказа о его
награждении в феврале 1944 года, а только 9 мая 1945 года. И не Гитлером, а
гросс-адмиралом Д ницем.
Чувствовалась, хоть и слабее, какая-то документальная основа и в сцене
смерти Альфонса Ребане. В годовщину гибели своей возлюбленной Агнессы он
приходит на ее могилу, чтобы возложить двадцать пять белых роз (столько лет
ей было, когда она погибла), тут-то его и настигает пуля убийцы.
Черный мрамор надгробья, белые розы на нем, алая кровь героя.
Все это было слишком красиво, чтобы быть правдой. Но и официальная
версия о неисправности рулевого управления в автомобиле "фольксваген-жук"
тоже не выглядела слишком правдоподобной.
Поразмыслив, я решил, что не стоит откладывать до возвращения из
Аугсбурга разговор с Кыпсом. Художник, конечно, творит по своим законам. Но
из чего-то же он черпает материал для работы. Что-то Кыпс мог знать. Пусть
немного, но нам сейчас годилась любая малость.
Чувство освобождения, которое я испытал после посещения российского
посольства, подтачивалось слишком многими невыясненными вопросами. Может
быть, ответы на них не имели прямого отношения к нашим конкретным делам. А
может быть, как раз и имели.
Из головы у меня не выходили слова Мюйра о том, что Альфонс Ребане был
агентом НКВД. Это вызывало у меня очень большие сомнения. Не мог
девятнадцатилетний мальчишка, мелкий клерк из мэрии, кем в 1940 году был
Мюйр, завербовать тридцатилетнего офицера эстонской армии. И не мог агент
НКВД воевать так, как воевал Альфонс Ребане.
Но были и другие факты, которые косвенным образом работали на версию
Мюйра.
Факт, что Альфонс Ребане целый год, до прихода немцев, прятался в
Таллине, наводненном сотрудниками НКВД. Факт, что большинство диверсантов,
подготовленных в его разведшколе, оказалось перехваченным советской
госбезопасностью.
Всему, конечно, можно найти объяснение. В развед-школу мог быть внедрен
наш крот. А в Таллине после аннексии Эстонии у НКВД было слишком много более
важных дел, чем ловить какого-то интенданта.
Все так. Но если бы в словах Мюйра оказалась хоть толика правды, это
самым кардинальным образом решало бы все сегодняшние проблемы. Даже малая
вероятность того, что Альфонс Ребане может оказаться Штирлицем, остудит
самые горячие национал-патриотические головы. Торжественное перезахоронение
останков эсэсовца просто не состоится.
И я отправился к Кыпсу.

Погода совсем испортилось. С залива шли низкие облака, дул ветер,
срывался то дождь, то мокрый снег. "Линкольн" стоял перед гостиницей, но
туда, куда я собрался, на таких тачках не ездят. Водитель муниципального
такси "фольксваген-пассат" оказался плотным русским мужиком лет сорока
довольно флегматичного вида. На мой вопрос, знает ли он, где находится клуб
"Лунный свет", он кивнул:
- Это где пидоры? Садись. Только там сейчас никого нет, рано. Они к
вечеру начинают тусоваться.
- Знаю, - сказал я. - Поехали.
- А тебе зачем туда? - поинтересовался он, выруливая на Пярнуское
шоссе. - На пидора ты вроде не похож.
- Дела.
- Дела так дела. Сам-то не здешний?
- Из Москвы, - объяснил я.
И это было моей ошибкой.
- О чем там у вас в Москве думают? - спросил он таким тоном, что мне
сразу нужно было понять, что продолжать разговор не следует. Но я как-то не
въехал и поэтому простодушно ответил:
- Кто о чем.
- Кто о чем! - завопил он, и "пассат" рванул, как пришпоренный. - О
своих жопах они там думают! А о русских не думают! Мы тут хоть сдохни, а они
- кто о чем! Я бы этому... такому... Ельцину... и этим... таким... А о нас,
о соотечественниках, кто будет думать?! - завершил он пламенный монолог,
который - будь он записан для синхронной передачи по телевизору - состоял бы
из сплошных "пик-пик".
- А ты гражданин России?
- Нет! Я гражданин этой, пик-пик-пик, Эстонии, мать ее пик!
- При чем же Ельцин?
- Как это, пик-пик-пик, при чем? Над нами тут, пик-пик-пик. А он,
пик-пик-пик-пик. А мы тут, пик-пик-пик-пик. Если б его, пик-пик-пик, такого,
пик-пик, заставили учить ихнюю, пик-пик, такую, пик-пик, грамматику - я б на
него посмотрел!
- Не понимаю, - сказал я. - Зачем президенту Ельцину учить эстонскую
грамматику?
- Затем! Иначе с работы погонят!
- Послушай, ты что-то путаешь. Ельцина многие хотят погнать с работы.
Против него выдвинуто пять пунктов обвинений. Но импичмент за то, что он не
учит эстонскую грамматику...
- Да не его погонят! Меня! Не сдам экзамена - и погонят! Экзамена на
знание ихнего, пик-пик-пик, такого, пик-пик, государственного языка! Понял?
- Теперь понял. Ты, наверное, недавно в Эстонии?
- Как это недавно? Двадцать лет!
- И не успел выучить язык?
- Да на пик бы он мне сдался!
- Ну, хотя бы для того, чтобы не потерять работу.
Он затормозил так резко, что в задницу "пассата" едва не въехал
какой-то "жигуль".
- Значит, по-твоему, я должен учить ихний язык? - почти спокойно
спросил таксист, играя желваками на широких славянских скулах.
- А как? Если эстонец живет в России, он должен знать русский язык?
- Само собой.
- А почему же ты не хочешь учить эстонский?
- Ты что, ровняешь нас, русских, с этой чухней?
- Ну да, - вполне искренне сказал я. - А ты считаешь, что они лучше?
- Вылезай! - приказал таксист. - Мало того что ты пидор, так ты еще и
еврей! Выматывай к такой, пик-пик-пик, матери, пидорасный жидяра!
Дискуссия с самого начала была контрпродуктивной, а теперь и вовсе
вышла на неприемлемый уровень. Я понял, что нужно ее прекращать.
- Мужик, у меня к тебе очень простой вопрос, - дипломатично сказал я. -
Тебе давно морду били?
Такой поворот темы его удивил.
- Давно. А что?
- Будет недавно. Поэтому трогай. И соблюдай правила.
- Это ты, что ли, мне морду набьешь?
- Я.
Он посмотрел на меня и поверил. Остаток пути мы проехали в полном
молчании. У торца пакгауза с выключенной вывеской "Moonlight-club" он
буркнул:
- Ждать не могу, у меня заказ.
Отъехав метров на пять, остановился и высунулся в окно:
- Слушай меня, пидор! В Литве всех русских давно зажали. У нас фашиста
собираются хоронить. А в Латвии уже наши
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.