Александра Маринина. Когда боги смеются.txt скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Детективы .: Маринина Александра .: Александра Маринина. Когда боги смеются.txt


Постраничное чтение книги онлайн Александра Маринина. Когда боги смеются.txt

Скачать книгу можно по ссылке Александра Маринина. Когда боги смеются.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
шая по этим убийствам, всякая там музыка и сфера высоких искусств — это как раз твое любимое. Коротков, разберись с нагрузкой, когда вернусь из министерства — жду твои предложения о том, кто еще работает с Каменской.
Гордеев развернулся и вышел. Юра с Настей какое-то время растерянно смотрели на закрывшуюся дверь, потом одновременно повернулись друг к другу.
— Слушай, я чего-то не понял, а что во всем этом приятного? — недоуменно спросил Коротков.
— Глупый ты, Юрка, хоть и замначальника, — улыбнулась Настя. — Во-первых, спасибо большое, что это всего лишь молодые мальчики, а не депутаты и не члены правительства. За них нас на ковер к генералу каждые полдня дергать не будут. А во-вторых, по сравнению с перспективой встречи с женой Лесникова даже расчлененка приятнее. Чего ты насупился, как будто тебя мама в угол поставила?
— Да я...
Коротков почесал щеку, сполз с подоконника и принялся растирать затекшую ногу.
— Черт, старость не радость, посидел двадцать минут неудобно — и вот, пожалуйста... Ася, я чего задумался-то... Фамилия мне эта знакома — Фризе.
Он у нас по каким-то делам проходил, гадом буду, фамилия редкая, я ее хорошо помню.
Настя расхохоталась.
— Балда ты, Юрка! Детективов начитался в молодости, теперь у тебя в голове полная каша.
— При чем тут детективы?
— При том, что Фризе — это герой детективов одного питерского писателя,
Сергея Высоцкого.
— Не свисти, — недоверчиво протянул Коротков, все еще морщась от боли в ноге, — у Высоцкого герой Игорь Корнилов, я пока еще из ума не выжил.
— Выжил немножко. Сначала был Корнилов, потом появился Фризе, у него еще невеста была Берта, высоченная баскетболистка. Ну, вспомнил?
— Точно, — охнул Коротков. — Теперь вспомнил. Ну все, полегчало. Значит, наш труп по фамилии Фризе — просто однофамилец. А я уж начал мозгами ворочать, думал, убили его по каким-то старым делам. Иногда приятно бывает обнаружить, что ошибаешься, верно?
— Верно. А ты еще удивлялся, не понимал, что во всем этом приятного. Вот тебе и приятное, босс.
— Типун тебе на язык, — буркнул Коротков. — И не смей называть меня боссом.
* * *
Если спросить у среднестатистической молодой девушки, какое слово в наибольшей степени будоражит ее воображение, то в девяноста восьми случаях из ста она ответит: любовь, жених, свадьба, прекрасный принц или что-то еще из этого же ряда. Однако Женя относилась как раз к тем особенным двум случаям, которые не укладывались в статистический ряд, ибо уже лет с двенадцати самым волшебным и загадочным, самым манящим и одновременно пугающим словом для нее было ТЮРЬМА. Будучи маленькой девочкой, она с дрожью и восторгом читала «Один день Ивана Денисовича», «Записки Серого Волка» и
«Одлян, или Воздух свободы». Став постарше, Женя начала читать и документальную литературу, и публицистику, покупала видеокассеты с американскими фильмами о тюремных нравах. Отец этого увлечения не одобрял, но каждый раз отступал, услышав от дочери, что она собирается стать адвокатом и защищать права человека, лишенного свободы. Это звучало чем-то вроде идеологии будущей карьеры, и возразить тут было нечего. Если бы Женя сказала ему правду... Но правды она отцу уже давно не говорила.
Людям свойственно любить себя, и это нормально. Еще Карнеги в книгах тридцатилетней давности учил нас, что самым сладостным звуком для человека является его собственное имя. И что бы там ни говорили высокопарные литературоведы, самыми любимыми книгами становятся те, в которых человек читает о своей жизни и о героях, похожих на него самого. Именно поэтому Женю так привлекали книги о тюрьмах и вообще о местах лишения свободы.
Окна ее комнаты выходили на солнечную сторону, и от яркого света она проснулась, когда не было еще и половины седьмого. И тут же привычно потянулась за книгой. Пока отец не встал, можно перечитать в тысячный раз особо любимые страницы из романа Стивена Кинга «Побег из Шоушенка». Сколько же душевных сил нужно иметь, чтобы терпеливо отбывать срок за то, чего не совершал! И кропотливо, изо дня в день, годами, не торопясь и не впадая в отчаяние, готовить побег. Никогда, никогда не стать ей такой же сильной духом, умной и изворотливой, но можно хотя бы восхищаться теми, кто сумел стать таким.
В семь пятнадцать Женя встала и направилась в ванную. На утренний туалет ей полагалось четверть часа, после чего, ровно в половине восьмого, она освобождала ванную для отца и готовила завтрак, пока тот умывался и брился.
С семи сорока пяти до восьми тридцати — завтрак и одевание, с восьми тридцати до восьми пятидесяти — дорога на работу. Еще десять минут отводилось на то, чтобы привести в порядок себя и рабочее место и приготовиться к трудовой вахте. И так изо дня в день.
— Значит, так, Евгения, — начал отец, усевшись за стол и налив себе кофе.
— В этом году ты будешь отдыхать с первого июля.
Женя настороженно подняла голову, пытаясь не выдать радостного ожидания.
Все-таки она уже не школьница, она работает, и, может быть, отец наконец перестанет считать ее ребенком и устроит нормальный отпуск, не детские каникулы, а именно отпуск. Возьмет ее с собой к морю или куда-нибудь в
Европу, куда обычно ездит сам.
— Сначала мы с тобой поедем на машине в Петербург по радищевским местам, возьмешь тетрадочку и будешь все записывать. Предварительно перечитаешь
«Путешествие из Петербурга в Москву», и мы с тобой объедем все деревни, о которых писал Радищев. Потом поедем к дяде Севе на Жигулевское море, там отличная рыбалка.
— Папа, но я не люблю рыбалку, — робко возразила Женя, поняв, что надежды и на этот раз не сбылись. Впрочем, отпуск ведь большой, на поездку в Питер — максимум три дня, у дяди Севы — еще недельку, а оставшееся время? Может быть, отец предложит ей то, о чем она мечтает.
— А ты и не будешь сидеть с удочкой, никто тебя не заставляет. Рыбалка — это для меня. А ты возьмешь «Войну и мир», все четыре тома, и будешь читать.
— Но я уже читала, папа! Мы «Войну и мир» в школе проходили.
— Ничего, перечитаешь, освежишь в памяти, закрепишь. Это великое произведение, его не грех перечитывать, тем более ты повзрослела с тех пор и сможешь увидеть роман совсем другими глазами. Изречения будешь записывать в тетрадку, я проверю. С дядей Севой будешь заниматься английским, понемногу, часа по два-три в день, этого достаточно. Отпуск всетаки, — он ободрительно улыбнулся дочери.
— А потом? — осторожно спросила Женя.
— А что потом? — удивился отец. — Потом ты вернешься в Москву и выйдешь на работу, мои обязанности будет исполнять Артур Андреевич, и ты должна работать у него секретарем, как и у меня. Ты еще слишком мало работаешь, тебе не положен большой отпуск. Ты вернешься, а я поеду на Майами на две недели. Пока меня не будет, с тобой поживут Григорий и его жена, они за тобой присмотрят. Подай масло, пожалуйста.
Отец деловито намазал на кусок белого хлеба масло и джем, откусил и принялся с аппетитом жевать, поглядывая на экран телевизора, где как раз начался очередной утренний блок новостей.
— Папа, ну давай поедем на море, — жалобно попросила Женя. — Все ездят на
Средиземное море, в Турцию, в Испанию. А это Жигулевское море — оно же не настоящее, и комары там...
— Мала ты еще по заграницам разъезжать, — отрезал отец. — Ты пока еще на билет в один конец себе не заработала, а туда же, отдыхать собралась. От чего отдыхать? Ты что, переработала? Переутомилась? В общем, так, Евгения, расписание на отпуск я тебе составил, так что готовься, читай Радищева, выписывай в тетрадочку географические названия — я проверю.
Женя опустила голову, поняв, что сопротивление бесполезно, и изо всех сил боролась в подступающими слезами. Сделав несколько судорожных глотков, допила чай и ушла в свою комнату. Там она бросилась на диван и горько заплакала, обняв подушку. «Раечка, миленькая, дорогая моя, золотая, единственная. — думала Женя, — зачем ты меня оставила один на один с этим чудовищем? Зачем ты умерла? Мне было так хорошо с тобой, ты защищала меня, баловала, ты мне все разрешала и старалась, чтобы папа не узнал. А теперь тебя нет, и никто меня не спасет и не защитит. Я живу как в тюрьме, а мой родной отец — самый жестокий и непреклонный надсмотрщик, какого только можно представить. У меня никого нет на всем свете, никто не поможет мне, никто не поддержит. Только он, мой неизвестный и таинственный друг, но где он? Кто он?»
Женя вытащила из-под матраса прозрачный пластиковый конверт и достала оттуда письма. Вот они, письма от неизвестного друга. Или подруги? Самое первое она получила давно, еще весной.
«Если тебе станет одиноко или трудно, помни: я с тобой. Ты всегда можешь на меня положиться. Друг».
* * *
Обстоятельства убийств были похожи как две капли воды, более того, обе жертвы — Курбанов и Фризе — сильно смахивали на братьев-близнецов. Только паспортные данные различались. У обоих были одинаковые короткие стрижки
«ежик», серьга в ухе, и смерть свою оба встретили в бесформенных, размера на два больше, майках и в широких, ниже колен, шортах. На ногах, несмотря на жару, устрашающего вида ботинки на толстой подошве. Фризе задушен шнуром от плейера, другой, по фамилии Курбанов, — гитарной струной.
— Может, они друзья? — спросила Настя, задумчиво разглядывая фотографии, сделанные на местах преступлений. — Очень часто друзья стараются одеваться одинаково, особенно в таком нежном возрасте.
Миша Доценко насмешливо посмотрел на нее и бросил в свою чашку еще один кусочек сахару.
— Нет, Анастасия Павловна, не правы вы были, когда заставили меня переходить с вами на «ты». Возвращаюсь обратно к вежливому «вы».
— Почему? — удивилась Настя.
— Потому что вы безнадежно стары, мадам, и двадцатилетняя молодежь вам явно не по зубам. Так, как эти двое, одеваются семьдесят процентов данной возрастной категории. И почти все таскают с собой плейеры и слушают музыку на ходу и в транспорте.
— Серьезно? Надо же, не замечала... — растерянно пробормотала она.
— Тебя послушать, так можно подумать, что ты на работу на самолете летаешь, — покачал головой Доценко. — Ты же ездишь в городском транспорте, по улицам ходишь. Глазами пользоваться не пробовала?
— Да ну тебя, Мишенька! — рассмеялась Настя. — Я глазами под ноги смотрю, чтобы не споткнуться, или в книжку, если удается сесть. В общем, ты прав, конечно. Я действительно по сторонам не смотрю, мыслями куда-то далеко отъезжаю и окружающий мир не воспринимаю. Дурацкая особенность. И все-таки ты уверен, что Курбанов и Фризе — не приятели?
Михаил открыл блокнот, полистал странички, исписанные ровным мелким почерком.
— По убийству Валерия Фризе, девятнадцати лет от роду, отработан круг его знакомых, среди коих юноша по фамилии Курбанов не фигурировал. По вчерашнему трупу Курбанова круг знакомых пока не отработан полностью, но и там Фризе не мелькает. Курбанову двадцать лет, не учится и не работает, стоит на учете у нарколога как потребитель героина, в связи с чем освобожден от службы в наших доблестных Вооруженных Силах. Фризе же, напротив, занят общественно полезной деятельностью с утра до вечера, учится в университете, по вечерам подрабатывает в одной очень приличной фирме — он хорошо владеет компьютером.
Практически не пьет и даже не курит, бережет здоровье, и при всей своей занятости ухитрялся дважды в неделю посещать спортзал, — Доценко закрыл блокнот и сделал несколько глотков кофе. — За подробностями я поеду через полчаса, договорился с опером из Западного округа, где обнаружили труп
Фризе. Туда же обещал подъехать и человек из Южного округа, на территории которого убили Курбанова. Вы, мадам, со мной, конечно, не поедете?
— Поеду, — Настя улыбнулась, — тебе назло. Чтобы ты не забывал, что меня
Колобок назначил старшей.
* * *
Первым, что бросалось в глаза при взгляде на Андрея Чеботаева, были его длиннющие ресницы. Ну просто на зависть девушкам!
— Ты что, их специально отращиваешь? — поинтересовался Доценко через три минуты после знакомства с оперативником из Западного округа. — Или они наклеенные?
Чеботаев басовито хохотнул и демонстративно подергал ресницы.
— Всю жизнь мучаюсь. — признался он, — ребята в школе дразнили, так я их даже обрезать пробовал. Еще длиннее выросли. Потом научился пользу извлекать.
— Девушек заманиваешь? — догадаются Доценко.
— Не только. Вообще народ обманываю. Глазки круглые сделаю, ресницами хлоп-хлоп, полный наив изображаю.
— И чего? Помогает? — спросил Миша.
— Всегда, — коротко и уверенно ответил Чеботаев. — Особенно с мужиками.
Ловятся «на раз». Так как, здесь поговорим или к месту прогуляемся? Здесь недалеко, минут десять ножками.
Насте отчаянно не хотелось никуда идти, она уже удобно устроилась на единственном не шатающемся стуле, но царившая в кабинете духота грозила сосудистыми неприятностями, причем в самом недалеком будущем. На улице, конечно, не намного прохладнее, но там хоть воздух слегка шевелится, изображая слабое подобие ветерка.
— Пошли в поле, — скомандовала она. — Посмотрим на месте. Когда из Южного округа человек приедет?
Чеботаев взглянул на часы.
— Минут через сорок-пятьдесят, может — через час.
— Ну и славно. Потом вместе с ним проедем к месту вчерашнего убийства.
Валерий Фризе был найден в ста пятидесяти метрах от собственного дома, смерть наступила между часом и половиной второго ночи. Судя по всему, он шел от метро домой, слушал музыку. Наушники от плейера надежно ограждали слух юноши от всех посторонних звуков, особенно если это звуки тихие и осторожные. Убийца практически беспрепятственно приблизился сзади и использовал шнур от плейера в качестве инструмента для удушения. Легко и просто.
С момента убийства и до сегодняшнего дня усилия милиции были направлены на то, чтобы выявить хоть какие-нибудь сомнительные контакты Фризе сред
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.