Нам здесь жить скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Фэнтези .: Валентинов, Андрей .: Нам здесь жить


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Валентинов. Нам здесь жить.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Валентинов. Нам здесь жить.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
до демонстрирует мне футболку: песочного цвета с зигзагообразной
молнией на груди.
- Не боись, Алька, все путем! Что они, всех кентов подряд хватать станут?
Ты лучше дверь запри, оболтус!
И ссыпается вниз по лестнице.
Я остаюсь один в пустой квартире. Вытаскиваю с полки первую попавшуюся
книгу, раскрываю... Часа через три, когда многосложные индийские имена
начинают играть в чехарду у меня перед глазами, бросаю просвещаться и
перебираюсь в другую комнату. Вспоминаю про заказ Валька, но "робыть
мулетки" неохота - еще чего! Детский сад, и только. Однако
"бомж-сче-зень"... Мать-рябина, Бетон Бетоныч... Эврика! До меня наконец
доходит, что есть "мулетка" - это Валько слово "амулет" по-своему
исковеркал!
Радуюсь.
Обхожу квартиру по периметру; изучаю все обнаруженные отрывные календари
в количестве восьми штук. Похоже, старик "отрывался" на них крайне
нерегулярно: первый раскрыт на восемнадцатом января, второй - на первом мая,
далее следуют тридцатое сентября, тридцать первое июня... Что замечательно:
все календари в один голос рекомендуют провести день на возвышенных местах,
копая глину и неся ее в дом для удачи - особенная удача ждет тех
счастливчиков, кто имеет дело с электро-и газосваркой.
Продолжаю радоваться на диване.
Предаваясь послеобеденной сиесте.
Пока меня не будит явившийся за "мулетками" матюгальник.
- Ну шо, зробыв? - с порога интересуется Валько, аккуратно притворяя за
собой дверь. От него вкусно, по-домашнему пахнет чесноком и самогоном, хотя
с виду матюгальник совершенно трезв.
- Увы, - честно признаюсь я.
- Тю, а шо ж так?! - на лице Валька отражается искреннее изумление.
Бесцеремонно отодвинув меня в сторону, он шествует в комнату и с
неодобрением оглядывает заваленный барахлом стол. Потом взгляд его упирается
в стопку книг на краю стола. Верхняя раскрыта на изображении какого-то
папуасского Идолища Поганого - и во взгляде грозы исчезников мелькает искра
понимания.
- Так бы и казав, шо не успел. Теперь сами бачим, шо ты не груши
околачиваешь, а в книжках вумных шукаешь! Звиняй, хлопче, шо мы над душой
стоим - просто мулетки к после-завтрему потребны! Не, ты не думай, мы ж не
задарма - як Лектрючку прижучим, поделимся! Гроши там чи сало, горилка опять
же...
- А без "мулетки" нельзя? - Надежда умирает последней, особенно надежда
увильнуть от дурацкой работы.
- Та ты шо, с глузду зъихав?! - Валько потрясен. - Кто ж без доброго
плетня Лектрючку гоняет? Без плетня он по проводам - вжжжик!.. И нема
заразы! Хошь матери, хошь псалмы пой!
Впору расхохотаться Вальку в лицо, но почему-то не получается.
- Ладно, до послезавтра сделаю, - с внутренним скрипом соглашаюсь я,
чувствуя себя полным идиотом.
- Так то ж другой разговор! - немедленно меняет тон Валько. - Я
послезавтра к обеду и заскочу. Лады?
- Лады, - пожимаю протянутую руку матюгальника и, заперев за ним дверь,
возвращаюсь к столу.
Кроме обрезков и мотков проволоки у Ерпалыча нашлось еще много всякого:
лоскутки ткани, деревянные чурбачки разных размеров, гвозди, шурупы,
какие-то трубочки, обрезки жести - сокровища Али-Бабы!
И я берусь за дело.
Ну-ка, ну-ка, чем там чукчи с папуасами своих Лектрючек гоняли?
В конце концов удается раскопать изображение эскимосского Лявтылевала,
большого спеца по выковыриванию зловредных духов из-под кочек. Еще спустя
час я вознагражден портретом полинезийского Этенгена-Ловца; по всему видать,
дальнего родича Лявтылевала. И работа закипела. Вырезать из соснового
чурбачка болванчика без рук и со сведенными вместе короткими ножками
оказалось проще простого. Нарисовав будущему "Ужасу Лектрючек" злобную рожу
фломастером, я выковыриваю у него на плечах два отверстия и загоняю туда
стальные трубочки-руки, пропустив внутрь каждой по пять цветных проводков.
Обматываю туловище по спирали блестящей медной проволокой и, совсем уж
развеселившись, засаживаю в то место, где у моего монстра должно быть
анальное отверстие, кусочек магнита. Любуюсь итогом - и вставляю вместо глаз
два горелых светодиода: один красный, другой - зеленый.
Кр-расота!
Вполне удовлетворенный результатом, я плету из проволоки нечто типа
каракатицы в платочке из цветной тряпицы, собираю из трубочек и обрезков
резины паучка (которого мысленно окрестил Мойдодыром). А вот четвертая
фигурка у меня не заладилась. Выходит корявая загогулина, отдаленно
напоминающая малолетнего дебила, - и я решаю, что на сегодня хватит. Валько
мне две "мулетки" заказывал, а я уже четыре изваял, если считать с
"дебилом". Известное дело; заставь дурака Богу молиться - он и лоб расшибет!
Вечер.
Ночь.
С сознанием честно выполненного долга стряпаю нехитрый ужин, кормлю
объедками Сват-Кобелища, вернувшегося из уличных блужданий, и заваливаюсь
подремать, хотя еще рано.
Снится коренастый бородач с блекло-рыжей копной волос.
Бородач сосредоточенно роет землю коротким мечом. И снова мне не удается
разглядеть его лицо.

"Слушай теперь, и о том, что скажу, не забудь: под утесом, выкопав яму
глубокую..."

А вокруг сыро, темно и пахнет грибами.

***

Солнце всходит и заходит, А в тюрьме моей темно...
Третьи сутки. День. Новости отсутствуют. Фол отсутствует тоже.
Предупредил только, чтоб не выходил никуда, а ежели звонить вздумаю -
"Куретов" включать надо.
Вот кассета, а вот магнитофон.
Я даже не удивился. Надо - значит, надо.
Уже под вечер, когда начало темнеть, Фол наконец возвращается.
- Ричарда Родионыча в городе видели, - с порога сообщает он.
- Отпустили?!
- Вроде бы да... А вроде и нет. Из прокуратуры он выходил. Вместе с бабой
одной. Я сам не видел, но наши уже разузнали, кто она: старший
следователь...
- Гизело Эра Гиган... тьфу ты пропасть! Игнатьевна!
- А ты откуда знаешь?
- Заходила она ко мне перед самым налетом. Ерпалычем интересовалась. Я за
всей этой кутерьмой рассказать тебе забыл.
- Та-а-ак, - очень неприятно тянет Фол, мрачнея на глазах. - Значит, еще
и прокуратура...
- Ну, прокуратура! - Почему-то мне очень хочется, чтобы мой друг
немедленно изменил свое мнение об обаятельной сле-довательше. - Она, между
прочим, ко мне по-хорошему явилась, как к свидетелю, расспросила, чайку
попила - и ушла. Кстати, Ритку кто отмазал? Ясное дело, тетя Эра!
- Ну и флаг ей в руки, - с неожиданной легкостью соглашается Фол. -
Прокеры со служивыми и прочим жором хуже кошки с собакой. Глядишь, и для
тебя что-нибудь выгорит... Надо будет нашим сказать, пусть приглядятся.
Я уже знаю: под словом "наши" мой двухколесный друг подразумевает далеко
не одних кентов. Тут вам не здесь: никого особо не смущает - ноги у тебя или
колеса!
Главное, чтоб "свой" в доску, не то что в центре...
- Хотя, Алька, нашему брату кенту нынче не до приглядок. Того и гляди не
служивые - народишко сам на улицы ломанется, "колесатых нелюдей" на фонарях
развешивать. Девку-школьницу снасильничали - кенты; собак бродячих повымело
- опять кенты сожрали под пиво; гололед - кенты, с-суки, колесами
отполировали... Видать, кому-то сильно громоотвод занадобился, нашими
задницами свою шею отмазать! Санкцию-то на наш митинг отменили в мэрии -
говорят, провокации ожидаются, не дадим жориков в оцепление, к чему лишний
раз гусей дразнить?! А зато как кентовский погром, так сразу "зачинщики не
обнаружены"! Ладно, что это я раскаркался... у тебя своих забот по горло...
Тут он прав, хотя мне смутно кажется: заботы у нас все-таки общие.
- Про Фимку ничего не слыхать? И про Ерпалыча? - запоздало спохватываюсь
я.
- Глухо. Фима твой, похоже, сидит, только непонятно, где, а Ерпалыча наши
ищут, ты не думай...
- Окстись, Хволище! Мы, писаки, этому делу не обучены, - развожу руками,
потупив очи. - Макулатуру кропать завсегда пожалста, а вот думать...
Фол наконец улыбается, и мы отправляемся вкушать хлеб насущный.
- Меня-то ищут? - интересуюсь я, хлебая разогретые гостинцы благодарных
Руденок.
- Да утопец их разберет! - пожимает плечами Фол. - Если и ищут, то
втихаря. Рожа твоя алкогольная на стендах не висит, особого шухера в городе
нет, а так - кто их, гадов, знает? Может, землю носом роют, а может,
плюнули. Хотя это - вряд ли...
Я давлюсь борщом.
Я согласен с Фолом.
Вскоре кентавр снова уматывает, и я остаюсь, скукою томим: книжки читаю,
телевизор смотрю, муть всякую. Даже думать пытаюсь.
Бесполезно.
Хорошо хоть паника больше не возвращается. Ее место медленно, но верно
заполняет вселенская апатия, а в просторечии - глобальный облом.
Пытаюсь продолжить неоконченных "Легатов Печатей", со скрипом рожаю
двойню абзацев-близнецов - но компьютера у Ерпалыча нет, а от дребезжащей и
лязгающей печатной машинки я, как выяснилось, настолько отвык, что ничего
путного из моей затеи не выходит.
Облом одолевает.
Вечер.
Ночь.
Нахожу в тумбочке, за стопкой древних журналов (два, кстати, порнуха! -
у-у, кобель старый...), записную книжку Ерпалыча. Листаю преисполнен стыда,
ибо читать чужие записи нехорошо, а не читать - любопытство и скука вконец
заедят.

"17.01. Вышняя Марьяна Вячеславовна. Муж докучает излишними постельными
утехами; в случае отказа грозится бросить, уйти к молодой. Шпагат
канцелярский на восемь узлов и по три тыквенных семечки в обувь. Когда
угомонится - развязывать по узлу в неделю. При рецидиве повторить.
24.01. Москович Эсфирь. Угнали машину; жорики разводят руками, молебен
результатов не дал. Рекомендовано в солнечный полдень поставить на ребро
водительские права и в образовавшуюся тень вбить заостренную спичку. Если в
трехдневный срок машина не отыщется или не будет возвращена, процедуру
повторить, но спичку зажечь.
3.02. Третий крестник жаловался: дом 16-й по Маршала Убо-ревича злыдни
заедают. Ведено приобрести в булочной ј 13 четыре буханки "Бородинского" и
бутылку пальной водки-"ряженки". Потом..."

Дальше не читаю.
Иду спать.
Снится коренастый бородач с блекло-рыжей копной волос. Только теперь
рядом с ним из мрака, пахнущего грибами, проступает окровавленная туша.
Коза? Овца? Собака?
Мне так и не удается разобрать.

"После (когда обещание дашь достославным умершим) черную овцу и черного с
нею барана - к Эребу их обратив головою, а сам обратясь к Океану..."

А человек все копает и копает.

***

Отворите мне темницу, Дайте быстрого коня...
Четвертые сутки. Будит меня переливчатый "звонковый" свист Фола. Ого! Уже
первый час! Ну, я и разоспался... Вместе с кентавром является дородный
детина в потертом кожане и с увесистой раскоряченной сумкой через плечо.
- Дроты есть? - деловито осведомляется детина. Но нас уже на мякине не
проведешь!
- Сколько надо? - не менее деловито интересуюсь я, игнорируя подмигивания
Фола.
- Ну, пучок...
- Пучок? Целый пучок?!
- Ну, хоть десяточек...
Я молча иду в комнату и приношу оперенные электроды.
Восемь штук.
Посетитель заметно веселеет, извлекает из сумки еще теплую кастрюлю с
вареной в мундирах картошкой (это я выяснил уже после, когда на кухне
заглянул внутрь кастрюли) и основательный кус копченого сала - и собирается
уходить.
По всему видно: сало он сперва давать не собирался.
- В отвар Мать-рябины не забудь окунуть, - бросаю я ему в спину, вспомнив
работу Валька-матюгальника.
- Да уж не забуду! - детинушка расплывается в ухмылке. - Не впервой!
Спасибочки... И уходит. Хлопает дверь.
- Ну, Алька! - С минуту я наслаждаюсь восторгом кентавра, но Фол почти
сразу становится серьезным.
- Старшины насчет приятеля твоего, Крайцмана, разузнать пробовали - ни
хрена не вышло! Держат его где-то, а где - не ясно. Матери его звонили: тут
один на очистных работает, знает Фиму... Он и позвонил. Якобы по работе
очень нужен. Так и мать в неведении: откуда-то выяснила, что сын якобы
задержан за сопротивление при аресте - и все. Она сама не своя, бегает по
конторам, а толку - как с козла молока...
Фол крупно отрезает себе сала и кидает ломоть в рот целиком. Какой же
кентавр сала не ест?!
- А Ричарда Родионыча опять видели. В прокуратуру заходил. Небось к той
самой следовательше. Вроде как при ней он теперь состоит. В записных
"шестерках".
- И то хорошо. Может, мне тоже... к следовательше? Как мыслишь, Фол?
- Не лезь поперед исчезника в стену, - осаживает меня кент. -
Приглядеться к этой следовательше надо. С Ричардом родионычем связаться.
Тогда и решим. А пока - сиди. Если в другом месте сидеть не хочешь.
Вернулся Сват-Кобелище (Фол открыл ему дверь) и громогласно потребовал
свою долю харча. Небось на запах примчался?
- На уж, жри! - Я бросаю ему кусок, который пес немедленно проглатывает.
Бьет, что называется, влет, будто сокол добычу... у-у, про-глот!
Вскоре приходит Валько. Деловито оглядывает "Лявтылева-да" и
"каракатицу", солидно кивает - мол, теперь-то мы им жару зададим! - и
торопится восвояси: видать, клиенты заждались.
Следом уезжает Фол.
Под сводами моего пристанища вновь медленно, но неотвратимо воцаряется
скука.
Хоть что-то мало-мальски интересное случается лишь к вечеру, когда я
смотрю на гору грязной посуды в мойке.
Пес лает с неодобрением.
- Вот сам бы и вылизал. Языком, - вяло пытаюсь я увильнуть, но пес
пресекает это дело в зародыше, просто-напросто покинув кухню.
Сунувшись к мойке, я обнаруживаю отсутствие воды в кране. Ничего
особенного в этом нет, и что делать в таком случае, я знаю прекрасно. Ведь
вы, наверное, тоже не особо задумываетесь, как завязать на ботинке шнурок?
Булка и постное масло под рукой. А вот и горелка.
В трубах булькает, урчит, из крана вытекает несколько кап
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.