Нам здесь жить скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Фэнтези .: Валентинов, Андрей .: Нам здесь жить


Постраничное чтение книги онлайн Андрей Валентинов. Нам здесь жить.txt

Скачать книгу можно по ссылке Андрей Валентинов. Нам здесь жить.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
уки-рыбы были мокрые, скользкие, теперь я отчетливо
видел это, косо срезанные культи зевали треугольниками зубастых пастей - и
Пашке было стыдно за них.
- Привет, Пашка, - сказал я.
- Рад тебя видеть, - сказал я.
И все-таки обнял брата моего.
Ничего его руки мне не сделали. Просто сошлись за моей спиной, холодным
кольцом сдавив ее, а лицо Пашки сморщилось, подмигивая маской грустного
клоуна - и ткнулось в мое плечо.
Мгновением позже я обеспамятел, теряя сознание, как теряют монетку,
опущенную в дырявый карман, стремительно вылетая с Выворотки на Лицо; но
мгновения нам хватило.
Я ведь не знал, что разговоры с ушедшими - красивая ложь.
Память не возвращается к мертвым, хоть океан крови выпей; она
возвращается к нам, живым. Нет, не так. Она возвращается и к тем, и к
другим; к мертвым - на миг, к живым - навсегда. Правильно советуют отгонять
от жертвенной ямы любую тень, кроме желанной, ожидаемой... гнать, грозить
оружием, подспудно зная, что им важно не оружие, а угроза - просто нам
трудно грозить, оставаясь безоружными. Кричать, не давать хлебнуть ни
матери, ни другу, если ждешь не друга и не мать. Иначе сойдешь с ума,
впустив в себя многих, иначе ты пойдешь к ним, а не они к тебе.
Жалость сейчас способна убить.
Милосердие - яд.
Мы стояли, обнявшись, и вокруг молчал Последний День, общий, один на
всех, и тем не менее у каждого - свой.
Сперва было темно. Потом явился страх немоты. Это оказалось очень
страшно: потерять язык, мучительно катать во рту чужие граненые слова, пока
они не перестают резать н„бо, все время ощущая собственную неполноценность,
которая в тринадцать лет трижды мучительней; рядом папа (здравствуй, папа!..
это я, Алька!.. не слышит...), он все понимает, но ему еще тяжелей, он
вообще объясняется на пальцах с продавцами, с полисменами, с чиновником по
выплате пособий... Все время кажется: они смеются за спиной. Это не правда,
это болезненное самолюбие подростка - напротив, они благожелательны, они
терпеливо ждут, пока ты достроишь корявую фразу, они улыбаются, когда
понимают тебя... впрочем, они все время улыбаются, от уха до уха, у них
прекрасные дантисты, которые отлично зарабатывают; и этому тоже надо учиться
- зарабатывать и быть "happy".
Улыбка дается труднее языка.
Всплывают похороны (почему похороны?.. чьи?.. не знаю...) - ворота,
выставка венков по двадцать пять долларов, есть дороже, с красными
шишечками, есть еще дороже, с шишечками и бантиками из сусального золота.
Машины едут гуськом по асфальтовым дорожкам, огибают пруд, где плавают
жирные утки; вот и собственно кладбище. Футбольное поле, зеленый газон - к
ряды аккуратных плит разбегаются во все стороны. Яма... скорее колодец с
ровными стенками, а над ямой - лебедка. С ее помощью на цепях опускают гроб.
Очень удобно. Вокруг могилы расстелены ковровые покрытия, чтобы не стоять в
грязи, это тоже удобно, а для детей и престарелых родственников расставлены
кресла. Хочется сесть в кресло, хочется стать на покрытие... пока не
соображаешь: ковры лежат поверх чужих плит. Из-под краешка покрытия, рядом с
ножкой кресла, выползает надпись: "...ро-гому дедушке от внуков. До встречи
на небесах!" Надпись сделана по-русски, красивыми буквами с завитушками.
Отказ сесть в кресло вызывает общее удивление, и все собравшиеся время от
времени косятся на странного мальчишку, который стоит в грязи, поодаль от
идеальной могилы с удобной лебедкой.
Океан и переезд в Южную Каролину ассоциируются с удивительным понятием
"Восьмая Программа". Стрим-Айленд, льготное жилье, вскоре - колледж на
побережье и пенсия по инвалидности для отца, стоившая всего две тысячи
(спасибо врачу-эмигранту за нужные бумаги). Соленые брызги в лицо. Самая
лучшая в мире девушка. Самые мерзкие в мире враги. Тоска. Папа много пьет и
часто говорит о том, что надо бы съездить в гости домой. Он так и говорит:
"в гости домой" - а потом идет покупать виски, потому что водка здесь
непривычно дорогая.
- Может, давай постучим в домино? Или раздавим одну на двоих? Раньше
поменьше горчило вино, Раньше побольше здесь было своих.
Ладно, не будем грустить о былом, И на бутылку хватает деньжат... Что ты!
Не надо... ты все-таки дом, Дом,
Из которого я не хотел уезжать... Папа. Океан. Я.
И слова, вспыхнувшие передо мной на белой стене облаков, от зеленой глади
океана до неба, где сидит Тот, кто смотрит весь наш сумасшедший спектакль и
ухмыляется в бороду.
"Вложить душу".
Как меч в ножны, как память в память, чужую в свою, заставив их
переплестись "плетнем", способным заклясть небывалое.
Да, ей здесь не место, чужой памяти, и даже не памяти, а чему-то, для
чего у меня нет названия; да, так можно сойти с ума - но иначе у меня не
получалось.
Никак.

3

ВЛОЖИТЬ ДУШУ (опыт фуги)
PRAELUDIUM

Рассвет пах обреченностью.
Еще не открывая глаз, Мбете Лакемба, которого в последние годы упрямо
именовали Стариной Лайком, чувствовал тухлый привкус судьбы. Дни
Предназначения всегда начинаются рассветом, в этом они неотличимы от любых
других дней, бессмысленной вереницей бегущих мимо людей, а люди смешно
растопыривают руки для ловли ветра и машут вслепую - всегда упуская самое
важное. Сквозняк змеей скользнул в дом, неся в зубах кровоточащий обрывок
бриза, и соленый запах моря коснулся ноздрей Мбете Лакембы. Другого запаха,
не считая тухлятинки судьбы, жрец не знал - единственную в своей жизни
дальнюю дорогу, связавшую остров с островом, окруженный рифами Вату-вара с
этим испорченным цивилизацией обломком у побережья Южной Каролины, упрямый
Лакемба проделал морем. Хотя западные Мбати-Воины с большими звездами на
погонах предлагали беречь время и лететь самолетом. Наверное, вместо звезд
им следовало бы разместить на погонах циферблаты часов, ибо они всю жизнь
боялись потратить время впустую. Неудачники - так они звали тех, чье время
просыпалось сквозь пальцы. Удачей же считались латунные звезды, достойная
пенсия и жареная индейка; западные Мбати рождались стариками, навытяжку лежа
в пеленках, похожих на мундиры, и называли это удачей.
Мбете Лакемба оторвал затылок от деревянного изголовья и, кряхтя, стал
подниматься. Большинство береговых фиджийцев к концу жизни было склонно к
полноте, и жрец не являлся исключением. Когда-то рослый, плечистый, сейчас
Лакемба сутулился под тяжестью лет и удвоившегося веса, а рыхлый бурдюк
живота вынуждал двигаться вперевалочку, подобно глупой домашней птице.
Впрочем, лицо его оставалось прежним, вытесанным из пористого камня скал
Вату-вара... Было странно видеть такое лицо у жирного старика, и местные
рыбаки тайком скрещивали пальцы, когда им доводилось наткнуться на острогу
немигающих черных глаз Старины Лайка. Рыбаки смотрели телевизор и любили
своих жен под вопли компакт-проигрывателя, у рыбаков была медицинская
страховка и дом, воняющий пластмассой, но в море волны раскачивали лодку, а
ночное небо равнодушно взирало сверху на утлые скорлупки, и медицинская
страховка казалась чем-то несущественным, вроде муравья на рукаве, а слова
Старины Лайка о муссоне пополуночи - гласом пророка перед
коленопреклоненными последователями.
Потом рыбаки возвращались домой, и Уитни Хьюстон помогала им любить своих
жен, громко жалуясь на одиночество из темницы компакт-проигрывателя.
Стараясь не разбудить матушку, бесформенной кучкой тряпья прикорнувшую в
углу у земляной печи, Мбете Лакемба вышел во двор. Посторонний наблюдатель
отметил бы бесшумность его шага, удивительную для возраста и телосложения
жреца, но в доме Старины Лайка не водилось посторонних. Зябко
передернувшись, старик снял с веревки одежду и принялся натягивать
брезентовые штаны с не перестававшими удивлять его карманами на заднице. Эти
карманы удивляли жреца много лет подряд, потому что задница нужна
здравомыслящему человеку, чтобы на ней сидеть, а не хранить всякую ерунду,
сидеть на которой неудобно и даже болезненно, будь ты правильный человек с
Вату-вара или рыбак, верящий одновременно в приметы и медицинскую страховку.
Пожалуй, гораздо больше стоил удивления тот факт, что штаны Лакембы
совершенно не промокли от утренней росы - но это пустяки, если знаешь слова
Куру-ндуандуа, зато карманы на заднице...
Почесав волосатое брюхо, Мбете Лакемба прислонился к изгороди и шумно
втянул ноздрями воздух. Нет. Рассвет по-прежнему пах обреченностью. Даже
сильнее, чем при пробуждении. Так уже было однажды, когда жрецу пришлось
схватиться с Двухвостым Змеем Туа-ле-ита, духом Тропы Мертвых, беззаконно
утащившим душу правильного человека. Белый священник еще хотел тогда увезти
Лакембу в госпиталь, он твердил о милосердии, а потом принялся проклинать
дураков с кожей цвета шоколада "Corona", потому что не понимал, как может
здоровый Детина больше недели лежать неподвижно с холодными руками и ногами,
лишь изредка хватая сам себя за горло; а в Туа-ле-иту белый священник не
верил, что удивительно для жреца, даже если ты носишь странный воротничок и
называешь Отца-Нден-геи то Христом, то Иеговой.
К счастью, матушка Мбете Лакембы не позволила увезти сына в госпиталь св.
Магдалины, иначе двухвостый Туа-ле-ита не только заглотал бы украденную душу
вместе со жрецом, задохнувшимся под кислородной маской, но и славно
повеселился бы среди западных Мбати. Хотя вопли белого священника,
распугавшие духов-покровителей, не прошли даром: вскоре островок Вату-вара
позарез понадобился звездным погонам для их громких игр. Рассвет был
правильным - после забав западных Мбати-Воинов остается выжженный камень,
гнилые телята со вздувшимися животами и крысы размером с добрую свинью,
радующие своим писком духа Тропы Мертвых.
Но мнения жреца никто не спрашивал, потому что западный Мбати с самой
большой звездой и без того втайне порицал расточительность правительства:
верх глупости - оплачивать переселение "шоколадок" за казенный счет,
особенно после выплаты им двухсотпроцентной компенсации. Так что жители
Вату-вара разъехались по Океании, неискренне благодаря доброе чужое
правительство, а пароход со смешным названием "Paradise" повез упрямого
Мбете Лакембу с его матушкой прочь от родных скал.
Туда, где горбатые волны Атлантики омывают побережье Южной Каролины, не
забывая плеснуть горсть соленых слез и на крохотную насыпь Стрим-Айленда.
Мбете Лакемба знал, что делает, поднимаясь на борт "Paradise".
...Капрал береговой охраны, здоровенный негр с наголо бритой головой,
махал со своего катера Старине Лайку - даже мающемуся похмельем капралу было
видно, что сегодня старика обременяет не только полусотня фунтов жира,
способная заменить спасательный жилет, но и изрядная порция дурного
настроения. PROPOSTA-1
Бар пустовал: считал мух за стойкой однорукий бородач-хозяин, спал,
уронив голову на столешницу, Плешак Абрахам - да еще сидел в углу, за самым
чистым столиком, незнакомый коротышка в брезентовой рыбацкой робе.
Явно с чужого плеча.
- Как всегда, Лайк? - осведомился однорукий, выждав, пока Лакемба
привыкнет к сумраку после солнца, вовсю полыхавшего снаружи.
Полдень диктовал острову свои условия.
Старик кивнул, и Кукер лягнул располагавшуюся рядом дверь. За дверью
послышался грохот посуды, сменив доносившееся перед тем гитарное треньканье
- мексиканец-подручный сломя голову кинулся жарить бекон и заливать
шкварчащие ломтики пятью яйцами; вкусы Старины Лайка не менялись достаточное
количество лет, чтобы к ним могли привыкнуть, как к регулярной смене дня и
ночи.
Коротышка в робе прекратил изучать содержимое чашки, которую грустно
держал перед собой близко к глазам, и воззрился на Мбете Лакембу. Если
поначалу он явно предполагал, что темная маслянистая жидкость в чашке рано
или поздно превратится в кофе - то сейчас одному Богу было известно, в кого
он намеревался превратить разжиревшего старика.
- Доброе утро! - коротышка грустно пожевал обметанными простудой губами.
- Меня зовут Флаксман, Александер Флаксман. Доктор ихтиологии.
Присаживайтесь, пожалуйста, ко мне, а то я скоро подохну от скуки и не
дождусь катера.
- Лакемба, - бросил старик, садясь напротив.
Обреченность рассвета мало-помалу просачивалась вовнутрь, (г и ноздри
жреца трепетали, ловя вонь судьбы.
Блеклые глазки доктора Флаксмана зажглись подозрительными огоньками.
- Лакемба? - переспросил он и даже отхлебнул из чшки, чего раньше отнюдь
не собирался делать. - Мбати Лакемба? Явуса но Соро-а-вуравура?
- Мбете Лакемба, - равнодушно поправил старик. - Мбете, матангали-мбете.
Явуса На-ро-ясо. Туна-мбанга ндау лаваки. Оро-и?
Однорукий Кукер за стойкой нахмурился и поковырялся пальцем в ухе.
- В моем заведении говорят нормальным языком, - буркнул он. - А кто хочет
плеваться всякой дрянью, пусть выметается на улицу.
Было видно, что коротышка изрядно успел осточертеть Вильяму Кукеру;
просто раньше не находилось повода взъесться на доктора ихтиологии.
Кофе ему не нравится, умнику...
- Он спросил: не являюсь ли я Лакембой из касты воинов? - старик даже не
повернулся к обозленному Кукеру. - И не принадлежу ли к общине "Взимающих
дань со всего света"? А я ответил, что с момента зачатья вхожу в касту
жрецов, м-атангали-мбете.
- Именно так, - хихикнул коротышка. - И еще вы добали, что у
"испражняющегося камнями" отвратительное произношение. Думали, я не знаю
диалекта Вату-вара?!
Жрец промолчал.
Разочаровывать гордого своими познаниями коротышку било недостойно
правильного человека - кроме того, за "ндау лагваки" на родине Мбете Лакембы
вызывали на поединок в рукавицах, густо утыканных акульими зубами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.