Рассказы скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Фэнтези .: Зорич, Александр .: Рассказы


Постраничное чтение книги онлайн Александр Зорич. Рассказы.txt

Скачать книгу можно по ссылке Александр Зорич. Рассказы.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
епла постели, расправил плечи, привел в
чувство смятую одежду - одернул куртку, перевязал кушак - и
отсчитал монеты, полагавшиеся Нодо, чистившему во дворе его
жеребца, храп и ржание которого Гамелин мог бы безошибочно
отличить от множества других. Его предплечья были усыпаны
малиновым песком клоповьих укусов, наглядно доказуя всю
нелепость одного только желания повторно испытать
гостеприимство зверолова.

"Я немедленно отправляюсь", - уведомил Нодо Гамелин.

"Если угодно" - ответил тот, понурившись.

"Вот деньги, - продолжал Гамелин, - за ужин, за ночлег и за
девчонку".

"С позволения сказать, за мальчишку - это мой сын", - все так
же хмуро поправил его зверолов.

"Не имеет значения", - бросил Гамелин, подавляя позывы
скупости, советовавшей ему переполовинить сумму под любым
предлогом.

Нодо, сочетая неуклюжесть с благодарной почтительностью в
низком поклоне, пробормотал слова прощания, в которых как
нельзя более ясно проступал уважительный трепет перед мощью
Империи, имеющей все, и даже гонцов, но Гамелин, на сей раз
оставшийся неуязвимым для лестных слов, оседлал коня и,
стеганув плетью холеный круп, пустил его вскачь.

Выехав из селения, Гамелин обнаружил, что в рассеянности
направился в сторону, противоположную той, куда ему следовало
бы ехать. На это указывало присутствие очага, того самого
очага, который сложил Нодо, или, точнее, его племянники, на
чьих плечах во время памятного Гамелину представления лежала
вся черная работа. В полугроте, составленном поседевшими от
золы валунами, он заметил оброненную давеча флягу, которую
думал было поднять, но от чего тотчас же отказался, предпочтя
полагать забытый сосуд некоей жертвой, приносимой им во
избежание повторного свидания с угрюмой деревней, где
звероловы покрывают землю... Кстати, ни одной оранжевой фигуры
Гамелин не отыскал, не смотря на то, что прочие детали были им
узнаны и даже крупные трещины в пересушенной глиняной почве
опознаны. Все же он решил не продолжать поиски и, повернув на
запад, сделал изрядный крюк, чтобы обогнуть селение.

На середине тропы, с вызывающим зевоту постоянством
рассекавшей на части кедровые рощи, Гамелин увидел контур
оленя, подобный тем, над которыми накануне трудился зверолов
Нодо. Крапленая спина переходила в смехотворно короткий
хвостик, бывший, в противовес голове, увенчанной парой рогов с
почкообразными выростами и наделенной двумя невразумительными
органами зрения, несообразно куцым и трусливо опущенным вниз.
Поблизости красовался такой же рисунок, чуть поодаль - еще
два-три, а впереди, подальше, дорожка была буквально
оранжевой, словно сад давших невиданный урожай хурмовых
деревьев на исходе осени.

Гамелин сопоставил рассказ о бегстве оленей - дичи, дающей
пропитание не знающим земледелия поселянам - с представшей
взору картиной и позволил себе поиздеваться над верой Нодо в
чудодейственную краску, его верой в ритуал, как будто
способный воспрепятствовать бегству. Как далеко они успели
уйти, - подивился Гамелин, - от того места, где им назначил
находиться их создатель!

(с) Александр Зорич, 1994


Александр Зорич.
Утешение


Механическая кукла-палач взмахнула секирой, кивнула
напомаженной головой и застыла, хитровато подмигнув Паллису
напоследок.

- Неплохо, да?

- Поражен! Замечательно! Никогда подобного не видел. Вы,
милостивый гиазир Пагевд, доставили мне ни с чем не сравнимое
удовольствие, познакомив со своим чудным, то есть я хотел
сказать чудным собранием, - восхищался Паллис.

- Понятное дело, - зарделся польщенный Пагевд.

Воцарилась тишина. Неуютная пауза все расползалась и
расползалась во времени, испытывая на крепость нервы Паллиса.
Пагевд потягивал подслащенную воду, всхлипывая, облизывая губы
и, одновременно с этим, глядел не отрываясь на фарфорового
лучника, привставшего на правое колено, словно бы
изготовившегося прыгнуть вперед, как рысь, алкающая добычи -
столь мало правды было в статике фигуры и столь много движения
подразумевалось скульптором.

- И это неплохо, - прогнусавил Пагевд, покровительственно
отирая стрелецкий колпак (ставший матовым от пыли) коротким,
похожим на утиный нос большим пальцем.

- Вне всякого сомнения, - скромно и без воодушевления
подтвердил юноша.

("Дрянной старикашка с гноящимися глазами больного пса ищет
выгоды? - Злопыхал про себя Паллис, воплощение молодости и
жизненной силы. - Какой выгоды? Не поверю, что этот старый
лжец, этот профессиональный словоплет и титулованный позер
призвал меня лишь затем, чтобы похвалиться своим идиотским
собранием, более всего свидетельствующим о том, как близок его
владетель к тому, чтобы впасть в детство!")

Не слишком терзаясь тем, что волнующая его неопределенность
относительно мотивации Пагевда так и осталась
неопределенностью, неделю спустя Паллис все же принял
кокетливое приглашение Пагевда отобедать в обществе фарфоровых
кукол, в той же мере следуя доводам вежливости, в какой и
пьянящим посулам фантазий о выгодности поддержания такого рода
знакомств, предаваясь которым, от раза к разу все более
обнадеживающим и ко дню самого визита почти вытеснившим
непраздный интерес по поводу того, в чем же следует
усматривать выгоду Пагевда, он провел не один скучный вечер.

К счастью, это выяснилось довольно скоро.

- Готов заплатить семьсот золотых авров, если вы, Паллис,
возьмете на себя труд навестить имение моего брата, а заодно и
доставить милому Стагевду вот этот сувенир.

- Положим, я согласен, - несколько уныло обнадежил хозяина
Паллис.

("Что ж, посредством такой огромной суммы, пожалуй, можно
смириться даже с сапожками рассыльного" - подумал он, немного
огорченный тривиальностью этого предприятия, разумеется,
сильно проигрывавшего в сравнении с теми воображаемыми
подвигами, щедро умытыми золотом, которые могли бы рисоваться
во всей своей необходимости ему в недалеком будущем. Если бы
не сказанное Пагевдом.)

- Имение вашего брата далеко отсюда?

- Нет, нет! - запротестовал Пагевд с такой горячностью, будто
это обстоятельство как-то задевало его самолюбие, или, того
хуже, его больное самолюбие, - "Серая утка" расположена на том
берегу Арту, там на диво живописные окрестности. Я купил
"Серую утку" - так называется имение - как раз для того, чтобы
обожаемый мною Стагевд мог, как это говорят, "отдохнуть душой"
от службы при Дворе, расшатавшей...

- С ним, надеюсь, ничего дурного, с этим расшатанным... -
скрывая безразличие, спросил Паллис, всецело поглощенный
подсчетами, связанными с предстоящей поездкой. ("При наихудшем
стечении обстоятельств это дело не должно отнять у меня больше
четырех дней.")

- Ничего, милостивый гиазир. Видите ли, на его душевном
равновесии дурно сказались дворцовые перипетии. Он, как бы это
выразиться, стал чересчур нервен. Но жизнь в уединении,
определенно, идет ему на пользу. Его письма становятся все
более занимательными и благоразумными, вот только жалобы на
скуку... Они взывают к моим родственным чувствам. В общем,
чтобы хоть как-нибудь ее скрасить, я и посылаю ему такие вот
сувенирчики.

Пагевд снял с полки болотно-зеленую фарфоровую жабу, такую
грузную и тяжелую, что ему пришлось заметно напрячься, дабы
водрузить ее на бархат кушетки рядом с Паллисом.

- Полюбуйтесь.

Паллис наклонился к ней, пытаясь оценить вес громадины,
скромно отрекомендованной хозяином как "сувенирчик". Ее
выпученные, словно выдавленные из пупырчатого тела распирающей
его изнутри силой глаза были мастерски вырезаны из цельных
кусков тускло переливающейся слюды. Вознамерившись ощутить
холмистую поверхность жабьей кожи, Паллис приблизил ладонь к
ее спине и, распознав в поведении Пагевда признаки явного
одобрения, переходящего почти в восторг, коснулся чудища.

Жаба закряхтела, затряслась, медленно, и все же достаточно
быстро, разинула пасть и отвратительнейше, звонко квакнула -
гораздо звонче и отвратительнее, чем это в обычае у ее живых
сородичей. Паллис отдернул руку, явив при этом прыть
обжегшегося о кочергу шалуна. ("О ужас!" - чуть было не
сорвалось с его губ, но, памятуя о вознаграждении, он решил
отдать предпочтение выражению сдержанного удивления).

- Она очаровательна, не правда ли? - Пагевд разве только не
приплясывал вокруг кушетки, даже не пытаясь умерить тот
восторг, в который привел его детский испуг гостя.

- М-да... Смею выразить надежду, - гиазир Стагевд будет
обрадован. И уж без сомнения, это развеет его скуку, - вложив
в эту тираду, давшуюся ему не без некоторого насилия над
собой, максимум доброжелательности и готовности к подчинению,
заверил собеседника Паллис.

Пагевд, вдоволь натешившись произведенным впечатлением,
бесцеремонно вышел прочь, давая тем самым Паллису
недвусмысленный знак того, что обед и иже с ним следует
считать оконченным.

("Неужто старый идиот платит каждому, кто возьмется таскать
его глиняные чучела на тот берег озера? Если так, быть может
имеет смысл подвизаться на этом поприще с большим усердием? Не
мог и предположить, что его состояние столь необозримо!
Подумать только, такое сногсшибательное мотовство с целью
увеселения брата, похоже, пребывающего в ссоре с рассудком!" -
дал волю эмоциям Паллис, воспользовавшись как предлогом к
этому легким раздражением, зашевелившимся где-то внутри в
результате затянувшегося ожидания плота перевозчика, который
должен был доставить его прямо к "Серой утке" через студеные
воды Арту. Приложив ко лбу руку-козырек, Паллис рассматривал
берег противоположный - нечеткий, светло-коричневый,
безрадостный, но все же не такой далекий.)

- Оставайтесь здесь, - приказал он перевозчику, от которого
исходил ядовитый запах недобродившего, однако уже выпитого
гортело, - я непременно вернусь до заката.

- Знаю-знаю! - совмещая бодрость духа с его же грубостью, дал
знать о себе перевозчик. - До заката! Вы и раньше вернетесь!
Это кто же вам дозволит торчать цельный день в "Серой утке"?
Чересчур бедно вы одеты для такого-то места. Вас чай дальше
порога и не пустят.

- Помолчите, - Паллис был задет и разозлился бы, не будь он
столь сильно поглощен своим поручением.

Он втянул запястья поглубже в рукава камзола, предательски
куцые и прохудившиеся на локтях.

- Не твоя забота! На твоем месте я попридержал бы язык!

("Располагай я временем, я бы воздал наглецу за дерзость!")

- Будь я на вашем, я б еще пуще об этом пекся ! - Огрызнулся
перевозчик, втыкая шест в прибрежный ил, словно острогу в
кишащую лососем реку.

("Как долго еще мне придется терпеть издевательства
невоспитанной черни?!" - в бессилии возмутился Паллис, ожидая
привратника у ворот имения Стагевда.)

"Бр-равый малый я!
О - ля - ля!
Перепелок настрелял!
О - ля - ля!
Перепелка-птица, эх,
Спинка крапленая!
Лапки задери,
Убиенная!" - Послышалась из-за ворот чья-то песня.

("Похоже, здешние слуги и впрямь избалованы сверх всякой меры.
Даже моя кухарка, будь она госпожой самой мягкосердой, и то не
стала бы терпеть таких песнопевцев у себя на заднем дворе, а
уж кто угодно подтвердит - так дурно, как она, не поет
никто.")

Отворилось смотровое окошко.

- Я Паллис из Тардера с поручением к господину Стагевду.
Желаю говорить с ним с глазу на глаз, ибо имею предписание
поступить так, данное его высокородным братом, господином
Пагевдом лично.

- А звания какого будете? - Робко спросил тот же голос,
который только что выводил рулады, давшие простор для
ироничных замечаний.

- Дворянского. Принадлежу к младшей ветви рода Элаев. Имею
удостоверяющие сей факт бумагу.

("Отчего, собственно, я рассыпаюсь бисером перед каким-то
привратником, обязанность которого - впустить меня без лишних
разговоров?")

- Хорошо, что дворянского, из Элаев. Тогда заходите, - с
очевидным облегчением произнес голос.

Загрюкали крючья, задвигались засовы.

- Не выношу, понимаете ли, простолюдинов. Одна зараза от них.
И болезни. Одеты так, будто прямиком из выгребной ямы.
Смердят чесноком. То и дело боишься, как бы не обокрали, но
больше всего я, милостивый гиазир...

- Паллис, - вставил юноша.

- ...боюсь подхватить от них какой-нибудь крестьянский недуг.
Но раз вы дворянин - совсем другое дело! Будьте покойны, в
"Серую утку" черни вход заказан.

Створка ворот распахнулась для пришедшего.

("А это и есть хозяин собственной персоной!")

Паллис был настолько удивлен, что воспринял это маленькое
открытие с той невозмутимостью, с какой обыкновенно
встречается нечто само собой разумеющееся. Наружность
господина Стагевда, да и его костюм можно было бы вполне
охарактеризовать как своеобычные - длинные, черные словно
смола, усеянные всклокоченными гнездами волосы спускались до
плеч, усы же, чей оттенок напоминал окрас не до конца
перелинявшего к лету зайца, напротив были ухожены и даже
завиты щегольскими локонами. На Стагевде был дорогой и
непомерно широкий магдорнский халат (кстати сказать, одежда не
самая подходящая для промозглого осеннего дня у влажного
логова Арту) к его правому плечу была приколота или, если
присмотреться с большим тщанием, намертво пришита, а уж затем
уснащена брошью, пелерина с серебристым позументом, наподобие
тех, которые одевают перед слушанием дела толкователи в суде,
запястья же были унизаны браслетами всевозможного декора до
самых локтей, а сияние вправленных в них драгоценностей,
несомненно, подлинных (Паллис не нуждался в услугах оценщика,
чтобы удостоверился в этом), находилось в оппозиции к матовому
лоску засаленного до неприличия широкого пояса, о который его
владелец имел обыкновение отирать нож во время трапезы.
Словом, и комедиант из самого захудалого провинциального
балагана не сподобился бы нарядиться потешнее, но и никакому,
даже самому искушенному в своем презренном ремесле нищему с
улицы Риедора не удалось бы преподать себя существом более
достойным жалости.

("И этому неряхе не по нраву одеяние простолюдинов - оно,
дескать, отдает выгребной ямой!" - ухмыльнулся Паллис
(которому до тех пор не случалось сетовать на излишнюю
чувствительность), брезгливо пробуя ноздрями воздух. Когда
Стагевд подал гостю левую руку для поцелуя, юноша лишь спустя
несколько неловких мгновений смог расправиться с отвращением,
уговаривавшим его отстраниться. Однако рука троюродного
племянника князя Маммы и младшего брата всесильного Пагевда
была чиста - Па
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.