Рассказы скачать книги бесплатно

Большой архив книг в txt формате. Детективы, фантастика, фэнтези, классика, проза, поэзия - электронные книги на любой возраст и вкус!
Книга в электронном виде почти всегда лучше чем бумажная( можно записать на кпк\телефон и читать везде, Вам не надо бегать и искать редкие книги, вам не надо платить за книгу, вдруг она Вам не понравится?..), у Вас есть возможность скачать книгу бесплатно, и если она вам очень понравиться - купить бумажную версию.
   Контакты
Поиск Авторов  
   
Библиотека книг
Онлайн библиотека


Электронная библиотека .: Фэнтези .: Зорич, Александр .: Рассказы


Постраничное чтение книги онлайн Александр Зорич. Рассказы.txt

Скачать книгу можно по ссылке Александр Зорич. Рассказы.txt
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
пирушка как таковая) отстранили от его
сознания вечернее "приключение" (так он окрестил произошедшее
накануне) и даже возвратили ему определенную долю беззаботной,
здоровой солдатской бодрости, на самом деле являвшейся ни чем
иным, как хорошо припрятанной, укрывающейся под личиной
готовности, неуверенностью в своей готовности самостоятельно
действовать, принимать решения, рассуждать. Пеллагамен,
которому вообще претило общение с младшими по званию, хотя
причиной этому являлась совсем не разница в чинах, претило
вино, как и остальные подобного действия снадобья и жидкости,
как-то гортело или "медок", да и претило вынужденное ночное
бдение, посчитал разумным скрыть вышеперечисленные душевные
движения обрамлением из вежливых оборотов, приправленных
хрестоматийной офицерской строгостью.

- Еще одно, милостивый гиазир. Призываю вас умерить свое
нетерпение. Мы оба должны поклясться. Во-первых, в том, что не
станем рассказывать или даже упоминать о случившемся вечером,
как бы нам этого не хотелось, а во-вторых, - добавил он чуть
понизив голос, что более не будем домогаться встречи друг с
другом, и, следовательно, никогда в будущем не увидимся.
Такая клятва мнится мне наиболее оправданной.

- Чем же мы поклянемся ? - спросил Хаулапсил, увлеченный
подбрасыванием на ладони каменной горошины, а потому слушавший
вполуха.

- Как полагается, жизнями. Пускай мы оба станем добычей
соленой влаги, прибежищем скользких десятиголовых чудовищ,
похожих на внутренности своих сухопутных братьев, пускай наши
останки разметают плавниками верткие рыбешки, пускай нашими
могилами станут горькие волны, крадущиеся вдоль края земной
тверди, стерегущие берег, пускай Пеллагамен и Хаулапсил станут
плотью моря, его песком, его кораллами, его дном, его
опустевшими раковинами. Пускай баклан, или охотница-чайка
подхватит клювом перья тех водорослей, в какие превратятся
наши волосы, если мы нарушим клятву и снова бросит их в воду.

Хаулапсил позволил себе пьяный смешок. Они поклялись.

Наутро тело Амтегара обнаружили. Офицерская сходка,
где, конечно же, присутствовал и Пеллагамен, постановила
начать безотлагательное разбирательство, иначе говоря, поиск
убийц, которое, будучи проведенным, привело к торопливому
повешению двух человек из числа прислуги убитого. (Была
замечена, а скорее выдумана, некая пропажа в личных вещах
старшего офицера, между тем выяснилось, что Амтегар якобы
давно предполагал уволить их, на каковом основании два месяца
отказывал обоим в жаловании...) Обвиненные в убийстве яростно
отпирались, заваливая скороспелое судилище доказательствами
своей невиновности (одних свидетелей, готовых подтвердить под
присягой присутствие подозреваемых на празднестве, собралось у
казарм около дюжины.) И все-таки, днем позже, после признания
их вины, несчастных вздернули на виду у всего гарнизона, а
Пеллагамен с обстоятельным докладом о произошедшем убийстве,
который даже при самом придирчивом и нерасположенном к похвале
рассмотрении нельзя было назвать сомнительным или натянутым, с
приложенным к нему отчетом о проведенном дознании и результатах
оного, отбыл в столицу. Узнав об этом, Хаулапсил, промаявшийся
все эти дни в карауле, куда угодил не без участия все того же
Пеллагамена, вздохнул с облегчением. Явившись в казарму, он
сразу же уснул, наслаждаясь всепоглощающим ощущением
безопасности, или, точнее, миновавшей опасности, с которым
прожил на Магаме бедный радостями год, дослужившись до
очередного чина, с которым перебрался на Тигму, где внезапно
открылась выгодная вакансия, с которым бытовал, упиваясь
властью над солдатами и слугами, и, утратив которое, обрел
полный беспокойства взгляд, настороживший и удививший
гарнизонного "умницу" Есмара.

"Как-то ветрено! - Заметил Есмар, силясь втянуть
поглощенного воспоминаниями Хаулапсила в беседу, предмет
которой уже сам по себе был денщику крайне приятен. - Будет
жаль, если их задержит погода. Верно?"

Хаулапсил вскинул голову и посмотрел на облака,
расчертившие бледнеющее небо пушистыми полосами. "Как бы там ни
было, раньше следующего полудня они никак не успеют добраться -
поверьте! - в пояснение Хаулапсил, наморщив лоб, указал
вверх, - ветер не тот ."

Есмар понимающе кивнул, а Хаулапсил, окончательно
убедившись в том, что во дворе казармы ничуть не проще
дожидаться полудня, нежели взаперти, вернулся к себе. Призвав
в союзники здравый смысл, он предпринял еще одну жалкую
попытку оградить, ограничить безотчетную тревогу стройным
бастионом рассуждений. В самом деле, ведь это Пеллагамен,
вопреки данной клятве, стремится к встрече, которой он,
Хаулапсил бессилен избежать (даже если он покинет гарнизон и,
предположим, укроется где-нибудь в дикой части острова, раньше
или позже, а скорее раньше (так как, без сомнения, Пеллагамен,
осведомленный о его присутствии на Тигме, едет туда явно для
того, чтобы свидеться с ним, Хаулапсилом) его непременно
отыщут, а значит, бегство в состоянии лишь оттянуть, отсрочить
нежелательную, недопустимую встречу. Стало быть, коль скоро на
нем, Хаулапсиле, нет вины, если вообще правомочно говорить о
таковой применительно к нарушению клятвы, и, к тому же,
изменить ход событий он не может, то, выходит, не может и
считаться клятвопреступником. Приведенный им же самим
контраргумент был удручающе безыскусен: безразлично, с чьей
стороны исходит инициатива (иначе, чья вина), важно
единственное: если встреча состоится, клятва, которую
Хаулапсил помнил с точностью до интонации, будет нарушена и
они оба - Хаулапсил, как и Пеллагамен - станут
клятвопреступниками. "Что с того? - ободрялся Хаулапсил,- ведь
многие нарушают клятвы едва ли не ежедневно, не страдая, не
сомневаясь, а главное - не бывают за это наказаны. Безобразно
глупо возводить обмен, если не обман, обещаниями в ранг
таинства!" Помимо этого Хаулапсил постарался убедить себя в
том, будто все четыре года придерживаться этих обещаний
заставляла его одна лишь, исключительно одна, честность.

Он пошарил рукой в загруженном бесполезными мелочами
ларце и вынул из него мутно-зеленую, схожую со свежей смолой
каплю "медка", сунул ее под язык и заснул, не потрудившись
раздеться.

Хаулапсил пробудился поздно утром. Бакр повторно
разогревал завтрак, то и дело прислушиваясь, не встал ли
хозяин, который, уже осознав себя бодрствующим, предпочел
пролежать некоторое время без движения, в боязни растревожить
головную боль, обещавшую непременно ожить. Вскоре он поднялся,
глядя в узкое, с изъеденными краями зеркало, счистил желтый
налет с языка деревянным скребком и, придя к выводу о том,
что откладывать свое появление во дворе казармы в такой день -
день прибытия смены - неразумно, наскоро поел (креветки
оказались едва теплыми) и покинул жилище. В тени ветвистого
вяза, прислонившись к его бочкообразному стволу, сидели
офицеры, находя удовольствие в муссировании темы отъезда и
строя предположения, насколько отрадно будет вновь собраться
на Тигме, отгуляв трехмесячное увольнение.

Хаулапсил, напудрив лицо выражением сдержанной
заинтересованности, уже было вознамерился присоединиться к ним,
как ворвавшийся во двор караульный, сумев выдержать лишь очень
короткую паузу, чтобы отдышаться, заявил: "К пристани
приближается корабль!" Собравшиеся двинулись на пристань.

Покачиваясь грузным телом на волнах, судно подходило
к берегу, меняя галсы. Совсем скоро от него отделилась лодка,
весла которой, словно ножки сколопендры, зашагали, лишь намекая
на синхронность, по направлению к пристани. Хаулапсил,
наблюдавший эту картину из-за чужих голов, смог различить
оплывший профиль Пеллагамена, не занятого работой гребца. Он
стоял близ кормчего, вперившись взглядом в переминающееся с
ноги на ноги сборище, составлявшее добрую половину гарнизона
Тигмы.

Лодка причалила, ударившись боком о торчащую у самого
края пристани сваю; ее экипаж стал выбираться на сушу,
выкрикивая сумбурные приветствия. Вышел Пеллагамен.

"Все к казармам!" - скомандовал он, почтив особым
вниманием старшего офицера, с этого момента уступившего
старшинство ему и потянувшегося вослед остальным, уже начавшим
подъем по тропинке, ведущей к казармам, лишь только Пеллагамен
опустил руку и произнес: "Хаулапсил Хармадет! Задержитесь!"

Хаулапсил остановился, Пеллагамен подошел к нему, ковыряя
соломинкой в гнилых и безобразно неровных зубах.

"Я, милостивый гиазир, прибыл сюда, чтобы сообщить вам
нечто важное, - загнусавил он. - Не желаете ли прогуляться по
пристани? Мои поздравления, милостивый гиазир!" Хаулапсил не
сразу понял чему обязан этим поздравлением, однако, отпарировал
с должной учтивостью, разве что, несколько суховато:
"Благодарю".

"Надеюсь, вы не стеснены временем?" - не переставал
любезничать Пеллагамен, увлекая Хаулапсила на пристань,
образовывающую монолитный ободок на спине подковообразной бухты.

"Ничуть. Не стану отказываться", - сказал Хаулапсил, по
растерянности отозвавшийся на прозвучавшее ранее предложение
прогуляться.

Давя подошвой замшевого сапога пустые панцири
раков-отшельников вперемешку с каким-то сором, вынесенным на
берег недавним штормом, Пеллагамен без видимого интереса
оглядывал окрестности, не переходя к объяснениям, не спеша
раскрывать, разворачивать, развивать брошенную первой (как
первая пробная фишка в ламе) фразу, коснувшуюся, пусть и
поверхностно, цели его приезда на остров. Объяснений не было,
а Хаулапсил, между тем, ожидал как раз их, отмечая, уже во
второй раз, что волнение на море усиливается. Ярко-белые,
быстрые, перетекающие друг в друга облака то закрывали солнце,
то вновь дозволяли ему выглянуть; окрепший ветер заставил
бывших на корабле матросов убрать даже самые малые, самые
тощие паруса. Морская вода поменяла цвет, сделавшись из
успокоительно-лазурной густо-синей.

"Свежо", - выдавил из себя Хаулапсил, поеживаясь и
досадуя на то, что поутру был излишне легкомыслен, стоя у
гардероба.

Он вздрогнул. Волна, вспучившись, изогнув спину перед
базальтовым бордюром пристани, разом перепрыгнула через него,
разбившись в пену у ног Пеллагамена и разочарованно отступила.
Звякнула чугунная цепь, ограничивающая бордюр.

"Свежо, - повторил Хаулапсил,- и вполне возможен шторм."

"С чего бы это быть шторму? - Сварливо переспросил
Пеллагамен. - Небо, изволите видеть, не омрачено ни единым
облачком!"

Хаулапсил не успел возразить, так как Пеллагамен
заговорил снова, укоряя и отчитывая при помощи одного лишь
виртуозного умения владеть интонацией.

"Милостивый гиазир, призываю вас не навязывать мне
разговоров о погоде, которые, как то совершенно очевидно, есть
никчемное празднословие. Повремените с ними. Я близок к тому,
чтобы начать рассказ, я сосредоточен, я намерен одарить вас
верным пониманием того случая... пожалуй, вы понимаете,
какого."

Хаулапсил потерял нить разговора, отвлекшись на
"поздравления", которые, как ему внезапно открылось, относились
к присвоению ему, Хаулапсилу нового чина, о чем, вполне
вероятно, мог и не знать, но наверняка сразу же догадался по
броскому знаку отличия Пеллагамен. Все же, реакция на реплику
Пеллагамена была необходима, и она последовала:

"Я с готовностью выслушаю вас, - силясь перекричать
прибой, сказал Хаулапсил, и, даже не переводя дыхания выпалил
сразу вслед за этим, - мы отошли достаточно далеко, не лучше ли
повернуть назад? Здесь нет ничего достойного обозрения (он
сделал уничижительный жест) - кроме вашего корабля за прошедшие
восемь дней в гавани не пришвартовалось ни единое судно, стало
быть, позабавиться нечем."

"Не все ли равно, на что смотреть", - вспылил Пеллагамен.

"К чему эта медлительность?" - Хаулапсил вполголоса
выругался, благо опасностью быть услышанным можно было
пренебречь - слишком громко ревело море. Еще одна волна,
всколыхнув цепи, выкатилась на плиты пристани. Оба исхитрились
отскочить вбок, поближе к скалам, охватившим бухту
полукольцом, но и там были осыпаны градом ледяных горьких
брызг, чьи прикосновения оставляли ощущение зябкости во всем
теле. С усов и бороды Пеллагамена закапало, с головы
Хаулапсила свалилась войлочная шапка.

Дойдя до своего края, пристань сузилась, подводя к
логическому завершению первую часть прогулки неизбежностью
поворота.

"Вернемся?" - Предложил Пеллагамен, отжимая сочащуюся
прядь.

Они двинулись в обратном направлении значительно
быстрее, хотя и не так скоро, как того хотелось Хаулапсилу.
Вспомнив о привилегиях, обретенных им после вступления в
офицерское звание, он обратился к Пеллагамену, близкий к тому,
чтобы потерять остатки самообладания: "Могу ли я призвать вас
ускорить шаг. Кажется, куда разумней побежать!"

"Зачем? Мы идем достаточно быстро, - возразил
Пеллагамен, проявляя почти женское упрямство. - Учтите,
милостивый гиазир, если мы побежим, я не смогу говорить. Я же
не смогу рассказывать на бегу!"

"Что рассказывать?!" - На миг обратившись в сторону моря,
завопил Хаулапсил, проклиная собственную нерешительность,
собственный трепет перед требованиями субординации, свою боязнь
нарушить устав, заставившую его поддаться глупейшему желанию
Пеллагамена, навязавшему ставшую опасной прогулку, осыпая
проклятиями свою достойную осмеяния доверчивость, скорее бывшую
губительной неосмотрительностью, проклиная наглую
самоуверенность Пеллагамена, его глухоту и тупость, его
нечуткость, невнимательность, высокомерие, проявляемое им даже
в отношении к стихиям, и рванулся с места.

Хаулапсил побежал вперед, к далеким влажным, как будто
покрытым испариной, ступеням, к лестнице, ведущей вверх, туда,
где на расстоянии, не доступном и самой прыткой волне, стоят
казармы, широко расставляя ноги и трагикомично оскальзываясь.
Ему хотелось позвать кого-нибудь, посигналить матросам,
мечущимся по пританцовывающему у противоположного края
пристани кораблю, подать им какой-нибудь знак, которого,
впрочем, все равно нельзя было бы различить за пенными холмами
вздымающихся гребней. Он несся, не чуя под собой ног, закрыв
глаза, чтобы не замечать ничего вокруг.

Застывший без движения Пеллагамен проорал в спину
удаляющейся фигуре Хаулапсила:

"Куда же вы! Постойте! Я объясню вам, что это было!"

Налетевшая сверху волна на мгновение соорудила над их
головами гладкую, очень гладкую арку, сверкнувшую на солнце в
месте
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20



Бесплатно скачать книги в txt Вы можете тут,с нашей электронной библиотеки:)
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом. Если вы являетесь автором книги и против ее размещение на данном сайте, обратитесь к администратору.